Архив рубрики: Тема номера

Новая экономика

Инжиниринг

Компания ADOMAT, разрабатывающая техническую документацию на строительство, модернизацию и переоборудование судов была открыта в 2014 году, в самый разгар валютного кризиса. Однако это не помешало молодой компании получить первые заказы.

– Большая часть моей жизни была связана с морем: получал профильное образование, ходил в рейсы, а когда, сошёл на берег, в конце концов, оказался на судоремонтном заводе. Кроме выполнения задач, которые ставили руководители предприятия, мы так же занимались проектированием. Это было нашей собственной инициативой, которая нашла поддержку у руководителей завода. В определённый момент мы созрели, чтобы выйти с предложением на рынок как самостоятельная компания, – вспоминает один генеральный директор ADOMAT Олег Мартенс. – Поскольку мы появились из ниоткуда, было непросто завоевать доверие. Но вода камень точит. Старались предлагать услуги по конкурентной цене, но при этом каждый раз доказывали, что они содержат определённый уровень компетенций и нам по силам выполнять сложные задачи.

Квалификация команды ADOMAT позволяет предлагать проектные решения для разных судов. В разное время компания разрабатывала техническую документацию и для буксиров, и для танкеров.

– Мы стартовали в Калининградской области, заработали здесь определённую репутацию, которая в дальнейшем помогла выйти на федеральный уровень. Есть заказчики из Камчатки и Мурманска, опыт работы заграницей на российских судах. Работая над проектами, побывали в Южной Корее, на Фарерских островах, в Лас-Пальмас-де-Гран-Канария – пока границы были открыты, для нас не было проблемой вылететь туда, где работает судно заказчика, для решения той или иной проблемы, – рассказывает генеральный директор ADOMAT.

По словам Олега Мартенса, проектных компаний, обслуживающих судоходство, немало, но специализация отличается. Одни выполняют небольшие работы, другие готовы сотрудничать только с иностранными заказчиками. Команда ADOMAT успела поработать с разными судовладельцами. Со временем в портфеле заказов стали преобладать проекты для рыболовного флота – так определилась специализация компании.  

– Успех нашего бизнеса зависит от состояния отрасли. Несколько лет назад в России начала действовать специальная государственная программа, способствовавшая обновлению флота. Многие рыбодобывающие компании тогда заключили договора с проектными организациями и с поставщиками оборудования – сложного, технологичного и почти на 100 процентов импортного, – подчёркивает Олег. – С началом специальной военной операции многие зарубежные производители прекратили работать с российским бизнесом: кто-то уже ушёл с рынка, кто-то занял выжидательную позицию и временно приостановил деятельность. Все усилия сейчас направлены на поиск альтернативных путей доставки через территорию стран-посредников, и поиск новых партнёров-производителей. Логистика при этом подорожала в разы, сроки поставок срываются. Всё это негативным образом влияет на производственные темпы.

Потенциальными новыми партнёрами, способными заменить европейские компании, отказавшиеся поставлять оборудование российскому флоту, Олег Мартенс называет китайских производителей.  

– Но, во-первых, китайское производство сейчас перегружено заказами из России. Во-вторых, производители ведут себя осторожно, долго принимают решение о сотрудничестве. Ну и, что уж греха таить, из-за увеличившегося спроса цены на их оборудование тоже выросли. По отдельным позициям рост составил 20-30 процентов, – добавляет генеральный директор ADOMAT. – Кроме этого, не всё можно заменить китайскими аналогами, особенно если речь идёт об автоматике.

Приступая к работе над проектом, специалисты ADOMAT не только разрабатывают концептуальное предложение, но и продумывают технические решения для судна, будь то двигатели, траловые комплексы, холодильное оборудование и так далее. Это позволяет заранее прикинуть бюджет строительства.

– Сейчас нам приходится заново выстраивать процессы, с учётом того, что пул подрядчиков для реализации этих решений сократился, – объясняет Олег. – Для разработки технической документации необходим софт, часть специализированных программ больше не работает в России, поэтому требуется приобретать лицензии альтернативных разработчиков. Необходимые нам программы обходятся примерно в 100 тысяч рублей на одно рабочее место. Но если говорить о специализированном софте для разработки конструкторской документации, по которой судостроительная верфь будет строить судно, здесь порядок инвестиций исчисляется миллионами. Поскольку у нас небольшой коллектив, и мы дифференцируем себя именно как проектировщики, такие работы, как разработка конструкторской документации, отдаём на субподряд.

Большинство проектов, над которыми сегодня работает ADOMAT, стартовали до февраля этого года. Заморожен только один, мурманской компании.

– Судно – это сложное инженерное решение. Построить его в десятки раз сложнее, чем, допустим, гражданское здание. При проектировании неизбежны ошибки. Как правило, они отслеживаются на последующих стадиях проектирования, вносятся коррективы. Но бывает и так, что ошибки удаётся выявить только при начале строительства. Поэтому мы предоставляем услугу авторского надзора, сопровождаем заказчиков на всех этапах, пока судно не уйдёт в море: ведём диалог с субподрядными организациями, верфью и поставщиками оборудования, – перечисляет Олег. – В силу того, что мы молодая организация, не жалеем время на подготовительную работу, общение с заказчиком. Иногда только такая работа может занимать до года, причём делаем мы её исключительно за собственный счёт.

Олег Мартенс говорит, что несмотря на все сложности, с которыми приходится сталкиваться в последние месяцы, сложившаяся ситуация способствовала появлению новых деловых связей.

– Как говорится, нет худа без добра. Мы давно знакомы с одной крупной компанией, планировавшей серьёзное обновление собственного флота. Сейчас владельцы компании немного умерили аппетиты в части технических решений, но от планов по строительству не отказались. Работаем с ними над концепцией, подбираем оборудование, – подчёркивает Мартенс. – Что касается планов, главная задача – сохранить коллектив. Я бы не пытался жить далёкой стратегией, и во второй раз писать бизнес-план на годы вперёд не стану. Безусловно, будем дальше развивать связи с рыбопромышленными компаниями. На мой взгляд, самые сложные технологические суда после военных – это рыболовные. Хочется, чтобы в новой экономике строительство подобных судов было востребовано, и мы могли применить наши компетенции.

ТУРИЗМ

По мнению руководителя компании «Цвет» Ильи Пилецкого, с началом специальной военной операции Калининград стал полноценным транспортным хабом. Сегодня это единственный город в России, откуда можно попасть в Европу, не делая при этом крюк через Стамбул.

– Наша компания не первый год предоставляет услуги трансфера по Европе, как самостоятельный бизнес «Цвет трансфер» работает с 2009 года. Сегодня мы предлагаем трансфер до аэропорта в Вильнюсе – лететь отсюда в другие европейские страны быстрее, удобнее и дешевле, чем транзитным рейсом со стыковкой в Стамбуле. Тем клиентам, кто владеет в Европе бизнесом, имеет вид на жительство или двойное гражданство, также предлагаем трансфер в Гданьск или Варшаву. Польша ещё не сняла антиковидные ограничения на въезд, в то время как в Литву пускают с туристической визой, – объясняет Илья Пилецкий.

С открытием «лазейки» с транзитом через Литву в «Цвет» наблюдают кратный рост запросов на трансфер. В качестве примера Пилецкий приводит давнего корпоративного клиента: если раньше «Цвет» обслуживал одно юридическое лицо, то теперь – уже шесть. Для того чтобы сохранить высокое качество трансферных услуг, компания увеличила число сотрудников, курирующих это направление, и расширила партнёрскую сеть. В числе международных партнёров «Цвет» – крупный онлайн-агрегатор KiwiTaxi.

– Главное преимущество трансфера – это безопасность. Никто не может гарантировать, что, если вы решите доехать до европейского аэропорта на собственном автомобиле и оставить его на парковке, он останется целым, – предупреждает руководитель компании «Цвет». – Сейчас вопрос безопасности связан не столько с квалификацией водителя, сколько с возможными провокациями. Поэтому в нашем автопарке есть микроавтобусы и автомобили представительского класса с польскими и британскими номерами. По желанию клиентов за рулём будет водитель-гражданин Евросоюза. Всё это сводит риски к нулю.

С 2011 года компания «Цвет» является генеральным представителем IТАКА – крупнейшего польского туроператора. Сотрудничество с европейским брендом продолжается.

– Мы стремимся удерживать лидерские позиции: развиваем сервисы, позволяющие путешествовать с комфортом, предлагаем туры в Турцию, Египет и на Мальдивы с вылетом из Калининграда, работаем с IТАКА и российскими туроператорами. Для наших клиентов всё осталось как прежде; изменения коснулись только внутренних процессов, связанных, к примеру, с отправкой платежей в зарубежные банки, – рассказывает Илья Пилецкий. – В ситуации тотальной неопределённости мы впервые оказались во время пандемии – выручки не было четыре месяца, никто не мог предсказать, надолго ли это, – поэтому было допущено огромное количество ошибок. Сейчас этот опыт помогает преодолевать кризисы с минимальными потерями. Главное – не поддаваться панике: беречь команду, заботиться о клиентах и держаться выбранной стратегии.

НЕ БУМ, А ВСПЛЕСК

 

Игорь Герасимчук, владелец фабрики «Дедал»

Изображение 1 из 6

 

Антонова: Как обстоят дела в вашем бизнесе сегодня (круглый стол состоялся 24 июня 2022 года, Литва объявила запрет железнодорожного транзита подсанкционных товаров шесть дней назад, 18 июня 2022 года. – Ред.)?

Ерёмина: Мебельное направление в нашей строительной компании «Балтия» появилось, как сопутствующее строительному. Бренд «Балтия мебель» родился из того, что уже есть «Балтия ремонт» и «Балтия декор». Работаем в рамках собственных внутренних заказов и настолько бодро, что четыре дизайнера имеют очередь заказов на проектирование, записаться можно на середину сентября. По собственным проектам делаем только корпусную мебель.

Мусевич: Возможно, по инерции, но загрузка заказами достаточная, хотя у мебельщиков традиционно лето – не сезон, фабрики, как правило, летом уходят в отпуск. Мы работаем. А поскольку основной клиент из HoReCa, большие надежды возлагаем на туристическую отрасль, во многом для нас это лакмусовая бумага. Если они хорошо поработают, то, значит, и нам работа достанется. В этом году видно просадку, но я ожидал худшего.

Глущенко: У нас узкая специализация – кухни в относительно высоком сегменте. Есть и собственное производство, и импортные кухни, но основной упор делаем на импорт. Мы дилеры известных итальянской и немецкой фабрик. Ни один из партнёров не отказался с нами работать, хотя напрямую уже не отгружают, работаем через посредников, так как готовые кухни пока не попадают под санкции. На производстве готовим корпуса, фасады заказываем на стороне или привозим из Италии. Эта схема позволяет оптимизировать производство и предлагать нестандартные решения клиентам.

Антонова: До 90% заявлено падение импорта комплектующими элементами для мебельного производства. Как вы оцениваете ситуацию?

Майстер: Условно диван состоит из трёх базовых вещей. Первая базовая вещь – это скелет, каркас – из ДСП, фанеры, МДФ, ДВП, «чемоданного» картона, бруса деревянного, доски. С 10 июля всё, что я сейчас перечислил, будет запрещено к транзитному перемещению с территории России на территорию Калининградской области, а также к продаже странами Евросоюза и всеми, кто присоединился к известным санкционным пакетам, на территорию Российской Федерации, включая Калининградскую область. Возникает вопрос – где брать и как перемещать. В Калининграде можно произвести всё, что связано с «деревяшкой», её первым переделом, это доска и брус. Как доставить остальное? Только морем.

Надо сказать, что на данный момент очень сложные, туманные, плохо прогнозируемые перспективы перемещения грузов с территории РФ сюда. Нам говорят: «Ребята, переходите на контейнеры». Плюс-минус, чтобы мы себе представляли, при общих прикидках стоимости контейнера и стоимости, к которой мы привыкли, – колёсами через Литву на грузовике, – разница будет примерно от двух раз и более, в зависимости от того, где на территории РФ находится груз, который необходимо переместить сюда. Дальше возникает масса технических и технологических вопросов. Мы пока не умеем работать с таким видом транспорта, как паром.

Вторая часть дивана – это её мягкая часть, или то, что на профессиональном мебельном языке называется «белая». Это различного рода пены, поролоны, синтепоны и различные производные. Раньше мы питались этим счастьем из сопредельных стран – Польши и Литвы. Тоненькие ручейки оттуда текут до сих пор. Ну и третья часть – обивочные материалы. Что-то идёт, что-то не идёт, что-то придётся везти из России колёсным транспортом.

Как быстро мы сможем выполнять заказы? Насколько чётко сможем обеспечить ритмичность работы компаний? И, наконец, на какую материальную себестоимость сможем выйти и, соответственно, какую цену сможем дать на оптовом и на розничном рынке.

Что касается корпусной мебели, здесь ситуация сильно «веселее». Потому что с 10 июля вступают в силу ограничения на перевоз всей группы товарной номенклатуры по коду 9403. Переводя на понятный язык, любой шкаф, тумбочка, стол не могут быть поставлены нам с территории Евросоюза.

Антонова: Уточнение. Это готовая мебель? Или комплектующие тоже?

Майстер: Неважно. На тех 66 листах, что мы видели, приведён перечень всех санкционных вещей. Смотрите: ТН ВЭД (товарная номенклатура внешнеэкономической деятельности. – Ред.) – это, если мне память не изменяет, десять цифр. Первые четыре цифры определяют группу товара, последующие цифры уточняют, какой именно товар имеется в виду. Ну, скажем, 940110 – это, кажется, кресло для летательных аппаратов. И так далее. На данный момент мы видим, что вся группа 9403 попадает под эмбарго. К примеру, фасад кухонный или фасад для шкафа, как и другие комплектующие, тоже попадают в группу 9403. Таким образом, у нас остаётся только море и воздух для того, чтобы перемещать почти все крупные составляющие и готовый продукт группы 9403. Далее очень большие проблемы возникают с лакокраской – грузами повышенной опасности при транспортировке, кроме прочего. Там совсем беда. А также клей. Нет клея – не склеим, не произведём. Тема бесконечная.

Антонова: Фабрика «Дедал» в 2021 году признана одним из лучших экспортёров

Северо-Западного региона РФ. Как вы работаете сегодня?

Герасимчук: Мы действительно продавали мебель в семь европейских стран и даже в Австралию. Вчера я прощался с партнёром-поляком. Я ему задал вопрос: «Если бы я, русский, открыл свою фабрику в Европе, ты бы покупал мою продукцию?» Он говорит: «Да, я бы покупал». Во вторник отправляю последний груз в Польшу. Седьмого июля отправляю мебель в Турцию, девятого – в Болгарию.

Антонова: То есть вы выполняете действующие контракты? 

Герасимчук: Да. До десятого июля должен всё вывезти, пересечь границу и уйти.

Антонова: У вас есть план на после десятого июля?

Герасимчук: Есть, конечно. У кого же его нет.

Антонова: Какой?

Герасимчук: Нельзя хныкать, нужен позитив. У нас есть план, он тяжёлый, но я думаю, что если государство услышит нас и начнёт компенсировать затраты [на перевозки], мы справимся. Надо просто перестроиться. Экспорт в другие страны не закрыт, это Казахстан, Армения, Грузия, Азербайджан, Иран. Там есть свои сложности, например, в Турции заградительная пошлина на мебель составляет 30 процентов, но работать можно, там мы конкурентоспособны.

Мусевич: Европейские коллеги, поставлявшие нам комплектующие, прекратили сотрудничество. Образовался некий провал в ассортименте. Понятно, что какие-то вещи мы не сможем восполнить своими силами в Калининграде, но какие-то сможем. В Гусеве есть технопарк, мы провели переговоры, предоставили образцы – речь о металлоконструкциях определённого типа. Ребята посмотрели, посчитали, поработали технологи, дали нам пилотные образцы, прайсы. Нас всё устроило. Качество не хуже, чем у тех же поляков. Мы с ними стали работать. Поляки позже захотели вернуться, но нам уже было неинтересно их предложение.

Ерёмина: Мы тоже мало чем отличаемся от коллег. Но у нас есть такая характерная особенность… Мы немножко, в хорошем смысле, хомяки, тяготеем к складам, как-то так сложилось. Потому что они и в стройке очень сильно помогают, и в ремонтах. Когда был первый локдаун, все встали, а нам спать некогда было, потому что были запасы и мы на них работали. Сейчас тоже немножко запаслись.

Антонова: Но вы же понимаете, что запасы кончатся. Это произойдёт рано или поздно. 

Ерёмина: Да, это рано или поздно произойдёт. Как мы видим, в нашей стране всё время рано или поздно что-нибудь происходит. Я точно разделяю позицию, что нужно позитивно ко всему относиться. Моему бренду три года, сколько поводов было закрыться, я вам даже перечислить не могу. Но ведь не закрылись.

Антонова: Два-три года у нас продолжался строительный бум – жилья понастроили много, покупателей было много, они хотели квартиры купить, отремонтировать и обставить мебелью. Жилищный бум потянул за собой мебельный бум? Это так или нет?

Мусевич: В том числе.

Ерёмина: Конечно.

Майстер: Мне не нравится слово «бум». Я готов пояснить почему. Ни у мебельщиков-производителей, ни у торговцев мебелью никакого бума, за исключением всплеска в марте 2022 года и всплеска летом в первый пандемийный год, не наблюдалось. Что понимается под всплеском? Это незапланированный в годовом торговом цикле рост в какой-то месяц в пределах 20-25%, может быть, чуть выше. А когда мы берём в целом годовые показатели, то видим рост в пределах всего 10%.

Антонова: Есть парадокс, который состоит в том, что доллар стоит плюс-минус 50 рублей, на уровне 2015 года. А цены у нас такие, как будто доллар стоит 300.

Майстер: Почему же это парадокс?

Мусевич: Парадокса-то нет никакого на самом деле. 

Антонова: Предлагаю это обсудить, потому что работает рептильная память, которая говорит: «Вот доллар растёт, бензин дорожает, и всё дорожает». А теперь ровно наоборот – валюта на минимумах, цены на максимумах. Как сегодня происходит формирование цены?

Мусевич: Стоимость доставки возросла в шесть раз. И попробуй ещё найди эту доставку с европейскими номерами.

Герасимчук: Самый главный парадокс – возникновение дефицита. В Калининграде три недели не было клея. Вообще, ни у кого. И почём в такой ситуации покупается клей? По любой цене. Или станок остановился, плата стоит 500 евро, я покупаю её за пять тысяч евро, потому что мне станок надо запустить. И неважно, сколько в этот момент стоит доллар или евро.

Майстер: В нашем прошлом опыте многих кризисов 2008-го, 2000-го, 2014-го, а также ковидного, был заложен очень точный посыл о том, что розничная цена в калининградском магазине чего бы то ни было коррелируется с курсом евро. И сейчас абсолютно законно люди заходят в магазины, переводят рублёвую цену, которую они видят, на сегодняшний курс евро и изумляются, что цены в евро выросли. Абсолютно законно изумляются. И мы должны рассказать, как мне кажется, калининградцам и нашим покупателям, что происходит на самом деле, чтобы они не считали, что предприниматели – злодеи, воры и жулики.

Герасимчук: И хапуги!

Майстер: И хапуги. Что поменялось? За последние четыре года поменялась целиком и полностью вся структура ценообразования. В прошлой жизни ключевым фактором для компаний, производящих продукцию на 90% из западного сырья, действительно была цена валюты. Сейчас этот фактор ничтожен. То есть он перестал быть фактором, определяющим себестоимость и, соответственно, розничную цену. Появились какие-то другие факторы. Первый фактор, да, связан с дефицитом. В нынешней ситуации мы вынуждены постоянно искать альтернативные источники сырья и покупать рублёвое сырье значительно дороже. Дороже не на проценты! Это двузначные цифры, коллеги. Это наша печаль и наша беда. У меня седых волос добавилось, честное слово, дорогие читатели. Второй фактор – стоимость логистики. Грузовик с механизмами из славного города Познань в наш замечательный город Калининград стоил когда-то 600-700 евро. Сейчас мебельная компания будет долго искать грузовик и платить за него примерно 3-3,2 тысячи евро. Я думаю, всем нам легко посчитать разницу. Третий фактор. Очень-очень важный. В прошлые годы, видя инфляцию в стране, ни одна из мебельных компаний не ушла от процесса повышения заработной платы сотрудникам. Я говорю о том, что рублёвая оценка труда в любой единице любой мебельной продукции за последние несколько лет сильно выросла. Следующий фактор. Понимая, что существует ситуация дефицита, и понимая, что мы переходим на других поставщиков, изменились финансовые параметры покупки сырья. Если раньше итальянская компания, с которой я работал 20 лет, грузила товар на 30 тысяч евро без предоплаты, и я оплачивал этот товар, скажем, через два месяца, покупая уже новый, то сейчас картинка другая. Мы находим новых поставщиков, и этим новым поставщикам платим 100-процентную предоплату. 

Мусевич: И даже со старыми поставщиками перешли на 100-процентную предоплату.

Майстер: Согласен. Соответственно, появляется дополнительный фактор, который увеличивает рублёвую себестоимость. И для того чтобы вести производственную деятельность, мебельным фабрикам необходимо оборотных средств более чем в три раза больше, чем раньше. Если привлекаем деньги на рынке заимствований, платим проценты. Таким образом, я перечислил только главные, глобальные факторы, которые значительно увеличили рублёвую себестоимость конечного продукта. И очень сильно оторвали корреляцию курса евро к оптовой и розничной цене. Честно говоря, я думаю, мало кому из производственников это нравится. Уровень риска вырос, уровень потребности в ресурсах вырос, а рентабельность падает. Поэтому мы не жулики, а жертвы обстоятельств.

Антонова: А что происходит со спросом на мебель?

Герасимчук: Квартиры не продаются, значит, не продаётся и мебель.

Ерёмина: В апреле мы отправили в два разных российских города ключи от квартир заказчикам со всеми пакетами документов. Они отказались приезжать [в Калининград], хотя техпроект готов, всё готово, сказали: «У вас там теперь опасно, мы собрались квартиру продавать». Здрасьте пожалуйста. Даже переубеждать не будем.

Антонова: Сколько подобных отказов?

Ерёмина: Два отказа на сорок заказов. Но, допустим, кухня стоила 270-280 тысяч рублей. Нам говорят: «Давайте быстрее делать кухню!» Хорошо, давайте, пересчитываем – под 400. Цены  меняются несколько раз в день, и никакая автоматизация расчёта не помогает. Мы можем долго здесь сидеть и обсуждать всё подряд, но пока мы не узнаем, что конкретно будет [с транзитом через Литву], пожалуемся друг другу и разойдёмся.

Антонова: Зато рестораны открываются каждую неделю новые.

Мусевич: Открываются рестораны, спроектированные в начале года, где было сделано больше 40%, и замораживать стройку на этом этапе смысла не имеет. Мы со всеми общаемся, все говорят плюс-минус одно и то же – что сезон надо отработать, не потерять, но никаких больших инвестиций делать не будем, до сентября, по крайней мере. Поэтому до сентября производство загружено. А дальше количество открывающихся кафе и ресторанов будет меньше.

Антонова: Я, конечно, хотела бы задать «коварный» вопрос, но его коварство поняли бы только Игорь Герасимчук и Михаил Майстер. Много лет назад и много лет подряд калининградские производители мебели говорили, что им страшно нужен локальный завод по производству ДСП. Завода, как я понимаю, как не было, так и нет – при всей развитости отрасли. Почему? Есть ли смысл задавать этот вопрос сейчас?

Майстер: Не нужен нам никакой завод ДСП. 30 лет мы адаптировали экономику под экономику глобального мира. Это экономика очень сложных цепочек с постоянно повышающейся функцией специализации. По классической теории кластеров абсолютно неважно, где находится производитель сырья. Он может находиться на другом континенте, необязательно в соседнем городе. Кластерная экономика построена на внутренней линии конкуренция/кооперация. Это интереснейшая штука, другое дело, что мы термин «кластерная экономика» так затёрли, что потеряли содержание. 

Антонова: И не построили завод ДСП, хотя он бы пригодился сейчас. Понятно. Давайте коротко, обменяемся видением ближайших перспектив, хотя оно и туманно. Тем не менее я не верю, что опытные бизнесмены сидят и ждут, когда само рассосётся. Думаю, у каждого есть план действий.

Ерёмина: На ближайшие месяц-два мы работой загружены, нам есть из чего, нам есть для кого, у нас 70-процентная предоплата. На перспективу нескольких лет тоже есть задумки в плане масштабного производства. Но есть сегодняшний день и сегодня делаем вот так. Завтра будет по-другому – будем делать по-другому, собственно, в этом суть предпринимательства.

Мусевич: План действий? Пока есть такая возможность, работаем, ищем какие-то варианты решения самых насущных проблем. С переменным успехом, но никто замок [на фабрику] вешать не собирается. Мы уже многие позиции заменили российскими, главное – разобраться со способом поставок. Очень хочется верить, что будет легальная, а не контрабандная возможность завозить импортное сырьё.

Глущенко: Не прокомментирую. Потому что оптимизма мало, а негативные вещи не хочу транслировать.

Майстер: Стратегически за 20-летнюю историю Cinno Cillini всегда стремилась производить продукт высочайшего качества по цене, доступной максимальному количеству наших клиентов. Видя, как значительно растёт рублёвая себестоимость, мы продолжаем видеть своей тактической задачей оперативную работу над рублёвыми издержками. Это наша ключевая миссия, от которой отступать мы не намерены. Хотим предложить как можно большему количеству калининградцев, привыкшим покупать импортную мебель, обратить внимание на продукт нашей фабрики и легко решить проблему замены импортного дивана на Cinno Cillini.

Герасимчук: Я тоже хочу оптимизма дать. Верю, что всё будет хорошо. Почему я в это верю? Потому что заводы, производившие ДСП, почти половину [продукции] продавали на Запад. За последние два месяца они уже снизили цены на 40% в рублях. Когда некуда продавать [произведённый товар], начнётся конкуренция [внутри страны], которая положительно скажется на нашей компании в Калининграде. Надеюсь, наше государство всё-таки поможет покрывать издержки по перевозу морских грузов. Надо просто подождать. Дополнительное производство мы открываем в другой стране, – не скажу пока в какой – потому что нашу продукцию хотят покупать, она на 20-25% дешевле, чем аналоги конкурентов в Европе, и рынок бросать нельзя. При этом российский внутренний рынок продолжает оставаться для нас самым интересным.

Выход есть

Предприниматели рассказывают о том, что помогает им справиться со стрессом и сохранить бизнес

 

ЛЁГКАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ

 

Основатель калининградского бренда одежды Molinialife Ксения Соломонова – из тех, кто не побоялся начинать бизнес без стартового капитала. Первой инвестицией в Molinialife было пособие на третьего ребёнка в размере 1800 рублей – этого хватило на пошив нескольких льняных платьев по собственному дизайну. Ксения рассказывает, что не сомневалась в необходимости продолжать: «По большому счёту, мне было нечего терять». Тогда она ещё не знала, что бренд быстро раскрутится и завоюет признание: спустя два года после запуска, в 2021 году, компания победила в номинации «Прорыв года» на региональном этапе конкурса «Экспортёр года». К этому времени платья, аксессуары и детская одежда из натуральных тканей были представлены на крупнейших маркетплейсах, включая Etsy и Amazon; география продаж охватывала США, страны Европы и Африки. Однако из-за роста покупательской активности в онлайн-магазинах спрос на продукцию Molinialife превышал предложение – швеи не справлялись с увеличивающимся объёмом заказов.

В прошлом году компания Ксении Соломоновой стала участником проекта «Восток» и грантовой программы «Газель», финансирование потребовалось для запуска второй производственной площадки. В марте этого года швейная фабрика площадью 600 квадратных метров открылась в Гусеве. К команде Molinialife присоединились местные специалисты, кроме этого, бренд заключил соглашение о сотрудничестве с Гусевским политехническим техникумом. Благодаря этому компания в скором времени закроет кадровый вопрос и перейдёт на другую производственную модель. По словам Ксении, теперь каждая швея будет выполнять только определённый вид работ – готовить выкройки или заниматься одной фурнитурой. Это ускорит процесс и положительно скажется на качестве изделий.

– Увеличение производственных мощностей потребовалось не только для развития бренда, но и для запуска нового направления в бизнесе. Наш опыт и современное швейное оборудование, в том числе вышивальное, позволяют предлагать брендам услуги контрактного производства. В индустрии моды аутсорсинг производственных процессов – распространённая практика. Контрактное производство позволит нашим заказчикам держать фокус на разработке и продаже своего продукта, а нам – обеспечить предприятие работой и прибыльностью, – говорит основатель Molinialife.

В отличие от многих коллег по легпрому Ксения не склонна поддаваться панике, какими бы ни были обстоятельства. Когда в один день российские компании потеряли доступ к международным онлайн-площадкам, Соломоновой удалось сохранить оптимизм.

– Я убеждена в том, что самый верный способ справиться с трудностями – просто продолжать работать. В отличие от прошлого кризиса сейчас мы не можем экспортировать изделия – на том же Etsy у российского бизнеса нет доступа даже к аккаунту. Но остаются другие площадки: «Ярмарка мастеров», Wildberries, Ozon, социальные сети. Это означает, что остаются и возможности для развития, – подчёркивает Ксения.

В ближайших планах компании – увеличить размерный ряд, запустить линейку мужской одежды и одежды для мальчиков. Ещё одну возможность для развития Соломонова видит в открытии бутика Molinialife на побережье.

РАСТЕНИЕВОДСТВО

Об открытии садового центра Денис Грузинцев впервые задумался около четырёх лет назад, когда переехал в Калининградскую область из Москвы и занялся озеленением придомового участка. Самого себя Денис называет «садоводом со стажем»: живя долгое время за городом, хорошо изучил ассортимент столичных садовых центров, научился посадке плодовых деревьев и кустарников и посетил нe один питомник декоративных растений. Предприниматель вспоминает, что впервые оказавшись в Калининграде, был разочарован предложением местных магазинов: выбор растений для открытого грунта намного скромнее, чем в Москве, большая часть посадочного материала – импортная.

– В Калининград я влюбился с первого взгляда, поэтому сомнений насчёт переезда не было – без раздумий оставил высокооплачиваемую работу и бизнес. Я окончил факультет журналистики МГУ, последние десять лет занимался маркетингом, участвовал в запуске и в дальнейшем продвижении новых спутниковых телеканалов. Здесь индустрия развита меньше; я понимал, что придётся сменить сферу деятельности. О том, что новый бизнес может быть связан с давним хобби, задумался, когда не смог найти в садовых центрах ничего из того, к чему привык – ни качественных семян, ни удобрений, – рассказывает Денис Грузинцев. – Ещё одним и, к сожалению, неприятным открытием стало посещение Калининградского ботанического сада. Экспозиция сада включает интересные растения, но здесь практически не проводятся мероприятия, поэтому посетителей очень мало. Да и сам сад развивается слабо, в основном поддерживается его нынешнее состояние.

В качестве примера, как могут работать современные дендрарии, Денис Грузинцев приводит московский «Аптекарский огород», основанный Петром Первым ещё в 1706 году. Сегодня «огород» – не столько оранжерейный комплекс, сколько самостоятельное и модное городское пространство.

– Глобальная цель нашей команды – реализовать подобный проект в Калининградской области. Мы хотим создать современный ботанический сад площадью 50-70 гектаров с богатой коллекцией растений, который при этом приносил бы доход. «Аптекарский огород» зарабатывает не только на входных билетах в оранжерею, там регулярно проходят выставки, фестивали, концерты и другие мероприятия. Это позволяет развиваться, пополнять коллекцию. Мы планируем работать по такой же модели, – говорит Грузинцев.

По его расчётам, на реализацию амбициозного проекта потребуется очень много времени. Поэтому начать команда Грузинцева решила с менее масштабных проектов, которые в перспективе органично дополнят ботанический сад. В этом мае садовому центру König’s garden, расположенному в посёлке Клинцовка по дороге на Зеленоградск, исполняется год.

– Если бы мы сразу взялись за большой проект, вероятнее всего, нас бы ждал провал. Калининградская область не похожа на другие российские регионы: непростая логистика, иное потребительское поведение. Местному бизнесу необходимо учитывать эту специфику и ментальность. За этот год, сколько работает König’s garden, мы приобрели колоссальный опыт. Узнали, какие логистические цепочки возможны, изучили спрос, наладили партнёрские отношения с поставщиками. Пригодился и личный опыт – большинство российских питомников я знаю с позиции клиента, продукцию других видел на сельскохозяйственных выставках. Сегодня со многими поставщиками работаем напрямую. Они охотно идут навстречу, поскольку самостоятельно отгружать продукцию сюда слишком сложно, – объясняет Грузинцев. – Что касается реакции рынка, приведу один пример. В декабре прошлого года мы привезли партию премиальных семян, рассчитывая реализовать её до конца этого лета. В итоге уже 10 января всё было раскуплено.

Ассортимент König’s garden продолжает обновляться и уже превышает 200 видов растений, в том числе собственного производства. Несмотря на значительное удорожание логистики и упаковки, на многие позиции цены в König’s garden принципиально не поднимают.

– Я считаю неправильным повышать цены на недорогие и необходимые в садоводстве товары, которые, как правило,  приобретают люди с низкой платёжеспособностью. Некоторые удобрения и семена мы продаём без наценки, чтобы у пенсионеров была возможность продолжать заниматься садом и огородом. Развитие зелёного сектора для нас гораздо важнее, чем заработать миллионы, – говорит Денис.

В настоящее время команда проекта ищет площадку для будущего ботанического сада и новых теплиц. Рыночная стоимость земельных участков в Зеленоградском районе начинается от 250 миллионов рублей. Другие локации не рассматривают – для того, чтобы бизнес был успешным, потребуются стабильный туристический трафик и хорошее транспортное сообщение. Проект ботанического сада уже презентовали в Минсельхозе, Центре компетенций в сфере сельскохозяйственной кооперации и в Минкульте – он получил позитивный отклик, но реальной помощи пока нет.

– Конечно, мы бы хотели, чтобы нам выделили подходящий земельный участок. Без учёта земли первоначальные инвестиции составят порядка 150 миллионов – сумма не космическая. Мы готовы реализовать проект и своими силами, но без участия властей и бизнеса это будет игрой в одни ворота, уйдут многие годы, – подчёркивает Грузинцев. – Хочется, чтобы идея нашла поддержку – это важно для будущего всей Калининградской области.

Сейчас под брендом König’s garden также продаются наборы для выращивания микрозелени в домашних условиях. Планируется выпуск линейки варенья и мёда. Ещё один проект команды Грузинцева – König’s Candle.

– Мы изготавливаем натуральные свечи из соевого воска и стильные аромадиффузоры, дизайн которых вдохновлён стеклянными бутылочками времён Кёнигсберга. Проект существует меньше полугода, но даже за такой короткий срок ему удалось доказать жизнеспособность, продажи уверенно растут. Шоурум и мастерская König’s Candle находится в Астрономическом бастионе – это достаточно популярная туристическая локация и один из факторов нашего успеха, – продолжает Денис. – Приятно, что свечи и диффузоры востребованы не только у гостей города – местным жителям нравится то, что они сделаны в Калининграде. Импортная составляющая лишь одна – стеклянная упаковка. Возможности российских стекольных заводов пока не позволяют изготавливать парфюмерные флаконы или баночки для свечей. Но я полагаю, что под влиянием геополитической ситуации производство получит новый виток развития, и в скором времени импортозамещение станет возможным.

СТОМАТОЛОГИЯ

Два месяца назад руководство имплантологического центра Novaproff приняло решение об открытии филиала. К этому времени клиника на улице Озёрной работала больше года: команда Novaproff чувствовала уверенность в собственных силах и смело ставила перед собой новые цели. Начало кризиса могло нарушить планы, но команда клиники не стала сворачивать проект.

– Когда всё началось, мы находились на очередном витке развития. Работа над открытием филиала Novaproff на улице Корабельной только началась: нужно было делать ремонт, закупать современное оборудование. Параллельно велись переговоры о сотрудничестве с новыми, высококлассными специалистами. Мы не могли остановиться на полпути из-за страха, – рассказывает главный врач Novaproff, ортопед, имплантолог Андрей Новиков. – Высокое качество услуг остаётся нашим главным приоритетом, поэтому мы не стали искать аналоги материалам, инструментам и оборудованию, которые используем в работе. Стараемся максимально сдерживать прайс, благодаря запасу материалов, решили зафиксировать стоимость некоторых услуг.

По словам Андрея Новикова, объём лечебных и эстетических услуг центра не сократился. Напротив, в первые недели команда клиники столкнулась с ажиотажным спросом. Непредсказуемость побудила многих пациентов сразу оплачивать лечение, говорит главный врач Novaproff:

– С началом кризиса нагрузка существенно увеличилась. Пациенты были напуганы неопределённостью, спрашивали, что будет завтра? Подорожают ли стоматологические услуги? Останутся ли материалы, в качестве которых они уверены? Чтобы удовлетворить выросший спрос, пришлось сильно постараться. Команда выложилась на все сто процентов: работали сверхурочно, консультировали пациентов в любое время. Конечно, было заметно, что сотрудники устали, но никакого сопротивления не было. Все закатали рукава и смело бросились в бой. Каждый из нас понимал – нельзя подвести людей, которые доверили нам своё здоровье.

По данным журнала Forbes16+, из-за зависимости российской стоматологии от импорта некоторые частные клиники ещё в начале марта были вынуждены поднять прайс на 10-15%. Проблемы с логистикой и изменение курса валют также привели к спекуляциям на рынке. Поставщики искусственно повышали цены и не выпускали продукцию в продажу, создавая ажиотаж, а конкуренты – скупали все расходные материалы в наличии.    
 
– Последние два месяца мы наблюдаем истерику не только у пациентов, но и у бизнеса. Многие стоматологические организации закупали впрок всё, что только можно было купить, опустошая склады и доставляя дискомфорт другим компаниям. Что касается отношений с поставщиками, мы работали и продолжаем работать с надёжными контрагентами. Но и они не могут повлиять на логистику: заказы идут месяцами, никто не понимает, где находится товар, застрял ли он на границе и будет ли вообще доставлен. Надеемся, что вопрос с перебоями в поставках решится в ближайшее время, – подчёркивает Андрей Новиков. – Ещё одной проблемой стало закрытие социальных сетей. Бизнес потерял доступ к раскрученным аккаунтам, лишился возможности рекламировать услуги. Но даже это не выбило почву у нас из-под ног: быстро перестроились и вернулись к офлайн-рекламе на билбордах, флаерах и в печатных изданиях. Я убеждён в том, что дорогу осилит идущий, и пока команда находит силы идти вперёд, не сомневаюсь, что мы преодолеем и этот, и любой другой кризис. Главное, чтобы запал не иссяк (улыбается).

Оптимизм заложен прежней стратегией

 

Предприниматели рассказывают о том, что помогает им справиться со стрессом и сохранить бизнес.

Грузоперевозки

 

В конце 2020 года редакция «Королевских ворот» инициировала встречу с ведущими предпринимателями Калининградской области, посвящённую урокам коронакризиса. Генеральный директор международной транспортной компании «СТАЛЕНА» Сергей Гоз тогда говорил: «Возможности, которые мы видим в 2021 году – переход с перевозок по Европе на территорию «большой России», так как там сейчас освобождаются ниши, прежде занятые европейскими перевозчиками. Как только начались трудности, непонятные моменты, иностранцы затормозили. Ну а мы в эту нишу скромно вписались».

Сейчас, когда трудностей у транспортной логистики прибавилось – ситуация с очередью из фур на границе Белоруссии и Литвы длится не первый месяц, валютные риски растут, вводятся очередные санкции, – решение занять нишу в «большой России» позволяет «СТАЛЕНЕ» оптимистично смотреть в будущее.

– Сложное время – это всегда время возможностей. Когда одни компании останавливаются, другие находят новые возможности для того, чтобы продолжать движение. Наш оптимизм заложен прежней стратегией. То, что в начале 2020 года мы сумели резко перестроиться и найти надёжных партнёров, сегодня позволяет нам стабильно работать в России, обслуживать Калининградскую область и двигаться вперёд, – рассказывает Сергей. – Первостепенные задачи: сохранить команду, не растерять накопленные компетенции, остаться на тех же позициях и подготовиться к дальнейшему развитию.

Сергей Гоз убеждён, что движущей силой любого бизнеса являются люди. В «СТАЛЕНЕ» около 20 сотрудников, почти все работают в компании более 15 лет.

– Какими бы ни были обстоятельства, у нас никогда не было даже мыслей о сокращении. Сейчас, когда внешний фон стал напряжённым, уделяем ещё больше внимания благополучию сотрудников, атмосфере в команде. Можно как угодно перенаправлять транспортные потоки и что-то придумывать, но невозможно реализовать все планы в одиночку, – подчёркивает Сергей Гоз. – Что касается поддержки отрасли, я положительно оцениваю внимание со стороны властей. Мы не в силах повлиять на валютные колебания и рост цен на топливо, зато мы можем совместными усилиями решить ряд проблем в транспортной системе. Верю, что будет наведён порядок на границах, появится электронная очередь. Я вижу, что в этом есть заинтересованность, и вижу, что к нам прислушиваются.


Производство

Генеральный директор завода «Кливер» Михаил Шевердяев в обращении к сотрудникам сказал: «В это нестабильное время наши шансы остаться при деле и кормить семьи больше, чем у многих. Давайте с ещё большим рвением покажем, что при любых обстоятельствах можем мобилизовать силы – ради самих себя и во благо нашей прекрасной родины». На работу производственного комплекса по выпуску металлоконструкций нынешний кризис пока не оказывает глобального влияния. В компании решают актуальные задачи в области логистики и финансового обеспечения, продолжается строительство модулей морских платформ для ПАО «ЛУКОЙЛ» (платформа D33) и ПАО «Газпром» (платформа ЛСП-А). Для платформы D33 «Кливер» изготавливает опорный блок высотой 95 метров – это самая большая по габаритам конструкция в истории завода и самый крупный ледостойкий опорный блок на Балтике.

– Эти проекты стартовали в 2020 и 2021 году. Сегодня заказчики подтверждают необходимость продолжать строительство, работы идут в графике. Кроме того, обсуждаем возможность увеличения объёмов изготовления металлоконструкций в рамках этих проектов, – говорит Михаил Шевердяев. – До начала кризиса на завод было поставлено 90% металла. Безусловно, прорабатываем и дополнительные варианты поставок – с высокой степенью вероятности они будут. Чтобы минимизировать негативный эффект кризиса, изучаем азиатские рынки, ищем партнёров для совместного участия в проектах. Главное – обеспечить предприятие работой.

По мнению Шевердяева, с возможным уходом иностранных игроков для российских предприятий нефтегазовой отрасли открываются дополнительные возможности:  

– В условиях столь жёстких международных санкций очевидно, что такие заводы, как «Кливер», получают намного больше возможностей для развития. Потенциальные инвесторы, промышленники должны думать о реальном импортозамещении. Существует оборудование, без которого нельзя эффективно пробурить скважину, – «Кливер» готов включаться в эту работу. С нашими партнёрами «Петроинжиниринг» мы уже прошли путь производства сложного станка с системой автоматического контроля параметров бурения, минуя американские и европейские поставки, – произвели более 90 комплектов буровых установок, часть из них работает на российском программном обеспечении и китайских компонентах. При определённой поддержке государства мы сможем закрыть все потребности отрасли в оборудовании. Я вижу возможности! Объединяемся, заявляем о себе и делаем. Не боги горшки обжигают.


Медицина

 

Сложившаяся ситуация с ростом курса валют и наложенными на Россию санкциями отразилась и на рынке частной медицины. В связи с подорожанием расходных материалов и перебоями в поставках клиники вынуждены повышать цены. Тем, кто раньше использовал в работе препараты европейских и американских производителей, приходится переориентироваться на российские аналоги. Главный врач медико-эстетического центра «Эликсир» Наталья Гребенюк подчёркивает, что, несмотря на эти обстоятельства, объём услуг центра не сократится:

– Нас не обошли стороной волнения, связанные с последними событиями. Тревожность, буду честна, остаётся и сегодня: как и все, мы продолжаем искать ответы на злободневные вопросы, думаем о том, как будем работать в новых условиях и к чему в итоге придём. Простых ответов нет, принимать решения приходится оперативно и зачастую интуитивно. Нынешний кризис для нас не первый, но от этого не легче. Тем не менее мы чётко понимаем, что останется неизменным – в любые времена нашим принципиальным решением было сохранение бескомпромиссного качества и комфорта для пациентов. Несмотря на то, что нам пришлось повысить цены на некоторые процедуры, поток пациентов не снизился. Считаю это главным показателем нашей стабильности и востребованности.

В феврале руководители медико-эстетического центра «Эликсир» приняли решение увеличить запасы импортных препаратов, чтобы обезопасить себя на переходный период. Благодаря имеющимся резервам в ближайшие месяцы дефицита препаратов для ботулинотерапии и контурной пластики не возникнет. Ещё одно важное решение – изучение российских разработок, чтобы в будущем иметь возможность работать на отечественной продукции.

– Поскольку у нас давно был сформирован пул европейских препаратов, мы практически не обращали внимания на российские аналоги. При этом в России немало компаний, выпускающих безопасные, лицензированные препараты высокого качества. Теперь мы активно знакомимся с российскими производителями, сравниваем и изучаем их продукцию. Она станет более чем достойной альтернативой, если будет ограничен доступ к импортным препаратам, – рассказывает главный врач медико-эстетического центра «Эликсир». – Что касается аппаратной косметологии, в случае выхода из строя того или иного аппарата мы рискуем лишиться возможности выполнять ряд процедур: есть вероятность, что могут возникнуть сложности с доставкой необходимых запчастей. Но поскольку наша команда всегда трепетно относилась к обслуживанию оборудования, техническое состояние аппаратов на высоте. В будущем рассчитываем на профессионализм наших партнёров; верим в то, что всё будет в порядке. Со своей стороны мы готовы меняться, адаптироваться к новым условиям, работать на опережение.

В прошлом году команда «Эликсира» приобрела мощный аппарат для подтяжки тканей Ultraformer. Сегодня внушительный парк оборудования от мировых лидеров позволяет врачам медико-эстетического центра предлагать пациентам широчайший спектр услуг.

– Мы не намерены останавливаться на Ultraformer и ни в коем случае не отказываемся от планов по приобретению нового дерматологического оборудования. Кроме этого, сосредоточились на улучшении коммуникации с пациентами: развиваем имеющиеся площадки, модернизируем сайт, ищем новые платформы. Врачи медико-эстетического центра «Эликсир» в этом году посетят все доступные конгрессы и конференции – в этом отношении ничего не изменится. Я убеждена в том, что какими бы непредсказуемыми и странными ни были времена, главное – продолжать движение, – говорит Наталья Гребенюк.


Янтарная промышленность

15 апреля Калининградский янтарный комбинат проведёт на электронной торговой площадке биржи «Санкт-Петербург» аукцион по старым ценам. Руководители единственного в стране предприятия, где янтарь одновременно и добывают, и обрабатывают, и реализуют, приняли принципиальное решение о «заморозке» цен на янтарь-сырец в первом полугодии 2022 года.

– Мы считаем неприемлемым поднимать стоимость товаров, произведённых до изменения экономической ситуации. Сегодня, напротив, необходимо поддерживать местных переработчиков, давать им возможности развиваться, – говорит генеральный директор Калининградского янтарного комбината Михаил Зацепин. – «Заморозка» цен ни в коем случае не означает, что комбинат станет работать в убыток. Универсальность нашего предприятия и увеличение производительности позволяют компенсировать возможные издержки. Мы активно развиваем ювелирное производство, бренд комбината уже работает сам на себя. Для производства ювелирных изделий используем качественную фурнитуру – это влияет на удобство и долговечность. Наши украшения эксклюзивны: даже при идентичном оформлении каждый камень остаётся уникальным, оттенок и вкрапления не повторяются.

По словам Михаила Зацепина, политика и программа развития янтарного комбината обеспечивают устойчивость предприятия к санкционным ограничениям и валютным колебаниям. Сегодня комбинат работает в плановых задачах, поставленных руководством государственной корпорации «Ростех» и президентом страны.  

– Как и планировалось, в первых числах апреля начинаем добычу, проведены необходимые подготовительные работы. Мы нацелены добыть 500 тонн отмытого и очищенного от грунта янтаря. Биржа «Санкт-Петербург» работает без изменений, все запланированные аукционы для крупного и малого бизнеса будут проведены. Янтарь останется доступным для всех категорий производителей, – подчёркивает генеральный директор янтарного комбината. – Нужно отметить, что комбинат выполняет все свои обязательства в рамках контракта на поставку сырья кластеру янтарной промышленности Калининградской области. Напомню, речь о поставках ассоциации, объединяющей местных переработчиков, 25 тонн янтарного сырья. В настоящее время отгружено 15 тонн. Заключительный этап поставки намечен на апрель.

На янтарном комбинате существует давняя традиция присваивать каждому году название. 2021-й был «Годом открытий», 2022-й признан «Годом возрождения». В 2014 году указом президента Владимира Путина комбинат был передан под управление госкорпорации «Ростех» – именно этот период на предприятии называют стартом «эпохи возрождения».

– В прошлом году мы открыли несколько ключевых объектов: новое ювелирное производство, два выставочных пространства – второй зал в нашей «Янтарной палате» и совершенно новую «Янтарную галерею» на Арбате в Москве. Появились автомобильная стоянка, спортзал для сотрудников комбината, – рассказывает Михаил Зацепин. – В этом году планируем ввести в строй несколько достаточно серьёзных производственных объектов. Летом, после двухлетнего перерыва, связанного с эпидемиологическими ограничениями, возрождаем Amberforum. Пятый международный экономический форум янтарной отрасли пройдёт в Светлогорске с 16 по 19 июня. Называться он будет «Янтарь и здоровье человека» – в нынешней ситуации это актуально. И, наконец, главное событие 2022 года – 75-летие комбината. К юбилею мы подходим обновлёнными и окрепшими.


Банки

Несмотря на вызовы, с которыми столкнулась банковская система, банк «Санкт-Петербург» предоставляет бизнесу полный комплекс услуг, не сокращая ни объёмов, ни видов операций. И с процессами внешнеэкономической деятельности (ВЭД) работает в привычном режиме: операции юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в рублях, входящие, исходящие и внутренние операции с иностранной валютой осуществляются бесперебойно.

– Мы ни на день не останавливали свою работу с участниками ВЭД: не прекратили постановку контрактов на учёт, сохраняем бесперебойность международных платежей, оказываем информационную поддержку, оперативно решаем проблемы клиентов. Сегодня наша команда не на словах, а на деле доказывает, что «Санкт-Петербург» – лучший* банк для ВЭД, – говорит вице-президент – директор департамента внешнеторговых операций банка «Санкт-Петербург» Сергей Норицин.

Для банка «Санкт-Петербург» работа с ВЭД – стратегическое направление. Для того чтобы оказывать экспортёрам и импортёрам всестороннюю комплексную поддержку, создана полноценная экосистема, важной частью которой является консалтинг. За каждым участником ВЭД закреплён валютный контролёр, он даёт пояснения в части законодательства и помогает принимать решения. Самые оперативные рекомендации, новости рынка, информация о санкциях и мерах поддержки со стороны государства ежедневно публикуются в телеграм-канале банка ВЭД360.

Клиентам банка «Санкт-Петербург» также доступен онлайн-сервис «ВЭД.Alert». Он основан на элементах прогнозирования по операциям и истории документов, позволяет избегать нарушений валютного законодательства и штрафов, получать своевременные подсказки по сроку подачи документов. Среди других функций «ВЭД.Alert» – возможность предзаполнения документов валютного контроля перед отправкой в банк, их автопроверка, «светофор срочности» и отображение возможной суммы штрафа. В марте «Санкт-Петербург» сделал доступ к сервису бесплатным.

Кроме этого, банк отменил комиссию за ведение счёта в иностранной валюте при среднедневных остатках свыше 500 тысяч долларов США или 30 тысяч евро за месяц. Для удобства клиентов сокращены сроки подписания соглашений FX и RISDA**. Подписание RISDA даёт возможность не только в любой момент совершить обычную конверсионную сделку, но и захеджировать рыночные риски. Ещё один новый инструмент участников ВЭД – услуга по таможенному оформлению с электронной подписью таможенного представителя. Она позволяет снизить риск недостоверного декларирования и оптимизирует расходы бизнеса.

31 марта банк «Санкт-Петербург» провёл первое в 2022 году мероприятие «Лучше здесь». Проект стартовал в 2018 году, к настоящему времени на конференциях и тематических дискуссиях под брендом «Лучше здесь» побывали свыше 2500 руководителей бизнеса. С прошлого года «Лучше здесь» становится площадкой для встреч предпринимателей Калининграда с экспертами банка.

– Бизнес не может развиваться в информационном вакууме, особенно если ситуация на финансовых рынках меняется несколько раз в день. Мы хотим, чтобы наши клиенты были в курсе всех изменений. Встречи проекта «Лучше здесь» помогают бизнесу и банку стать понятнее друг другу, решают конкретные проблемы предпринимателей, – рассказывает заместитель председателя правления банка «Санкт-Петербург» Кирилл Кузнецов.

Ключевой темой встречи «Лучше здесь» в Калининграде стали ВЭД в новых реалиях и новые инструменты, с помощью которых «Санкт-Петербург» поддерживает бизнес.

– Проект «Лучше здесь» – прекрасный пример нашего фирменного подхода. Гибкость, открытость, честность по отношению к клиенту и к его бизнесу, своевременное донесение экспертной информации и консалтинг – наши конкурентные преимущества. Они показывают хороший эффект и в сложных экономических условиях, – говорит заместитель председателя правления банка «Санкт-Петербург» Вячеслав Ермолин.

«Санкт-Петербург» продолжает работать с крупными корпоративными клиентами в стандартном режиме в рамках текущих рыночных условий. По словам Вячеслава Ермолина, после повышения ключевой ставки объёмы выдачи кредитных средств сократились, но о паузе в кредитовании «оборотки» речи не идёт.

Компаниям малого и среднего бизнеса (МСБ) «Санкт-Петербург» предлагает обновлённую линейку РКО. Она адаптирована под любые потребности предпринимателей и предусматривает понятные тарифы, без скрытых платежей и комиссий. По некоторым пакетам банк работает с предпринимателями бесплатно. Например, при совершении хотя бы одной операции по счёту в месяц обслуживание по пакету «Деловой. Старт» бесплатно. По пакетам «Деловой. Лайт», «Деловой. Стандарт» и «Деловой. Комплекс» банк снизил абонентскую плату до одного рубля в месяц при соблюдении условий по остаткам на счёте или операциям с использованием корпоративной карты.

– Юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям, кто находится в стадии банкротства, доступен специальный пакет РКО «Деловой. Банкрот». Он позволяет сэкономить на банковских услугах в период реализации данной процедуры. Для удобства расчётов внутри России и за рубежом*** мы запустили бизнес-карты платёжной системы МИР, – рассказывает Кирилл Кузнецов. – Кроме этого, с 1 апреля на три месяца отменяем комиссию по эквайрингу для торговых предприятий сегмента МСБ. Это позволит сэкономить до 1000 рублей в месяц с каждого подключённого терминала. Банк понимает, что малый бизнес оказался в сложных условиях, и делает всё, чтобы помочь нашим клиентам справиться с кризисом с минимальными потерями.


Строительство

В сложившихся экономических условиях строительная отрасль Калининградской области столкнулась с серьёзными вызовами. Ситуация с ценообразованием и логистикой меняется едва ли не ежедневно. По словам руководителя компании Dominantika Елены Курышевой, несмотря на это покупательская активность остаётся высокой. Особенно – в сегменте загородного жилья.

– В последние годы более 50% жилья в Калининградской области приобретали те, кто либо планировал переезжать сюда, либо рассматривал покупку недвижимости на побережье в качестве инвестиции или «квартиры выходного дня». За 2021 год тенденция трансформировалась. Благодаря конкурентной стоимости квадратного метра и программе господдержки существенно увеличился спрос на загородную недвижимость. Строительство дома сегодня доступнее, чем покупка трёхкомнатной квартиры в новостройке, – говорит Елена Курышева. – К тому же любая стройка – это процесс из нескольких этапов. При необходимости можно скорректировать темп работ и перераспределить вложения.

Основное предложение компании Dominantika – проектирование и строительство загородных домов.

– Для каждого из нас понятие «дом» гораздо шире, чем просто здание. Дом – это персональная вселенная, где обитают спутники нашей жизни: близкие люди, питомцы, дорогие сердцу воспоминания. Поэтому каждый дом обладает неповторимой атмосферой и энергетикой – это целая жизненная философия. Когда мы говорим о том, что строим дома из экологичных материалов, то именно эта философия обязывает нас не нарушать наши принципы, – рассказывает руководитель компании Dominantika. – Для того чтобы наши дома отвечали стандартам энегоэффективности, используем безопасные материалы – качественную древесину, натуральный камень. Энергосберегающее строительство подразумевает применение современных технологий, обеспечивающих высокий комфорт и малое потребление тепловой энергии, низкие расходы на эксплуатацию.

Dominantika не только строит современные, энергоэффективные дома для индивидуальных заказчиков, но и реализует масштабные проекты. В частности, компания возводит два загородных посёлка с авторской архитектурой – «Переславские дачи» и «Сосны», которые располагают развитой инфраструктурой для комфортной жизни за городом.

– Наша компания не боится работать с разной архитектурой. Я всегда призываю клиентов осознанно подходить к строительству дома, выбирать не типовое решение, а создание индивидуального архитектурного проекта – только так нам удастся воплотить все ваши пожелания, – говорит Елена Курышева.

Нынешнюю ситуацию многие предприниматели сравнивают с кризисом, вызванным пандемией. Однако строителям 2020-й год запомнился не только турбулентностью в вопросах поставок и стоимости материалов, но и тем, как новая реальность изменила принципы потребления. Продолжительный локдаун, который многим пришлось пережидать в стенах квартир, наглядно продемонстрировал преимущества загородной недвижимости – высокий уровень комфорта и безопасности, близость к природе и возможность наслаждаться уединением вдали от городской суеты.

– Это ещё одна причина, почему Dominantika специализируется на услугах в сфере загородной недвижимости. Сегодня мы слышим от коллег, что некоторые клиенты откладывают переезд в Калининградскую область. Но я убеждена в том, что отказываться от мечты о собственном доме неправильно. За время пандемии мы успели соскучиться по путешествиям по другим странам, а в связи с последними событиями стали болезненнее и острее воспринимать закрытость и ограничения. Собственный загородный дом компенсирует несвободу благодаря наличию земельного участка, который можно обустроить по собственному желанию: разбить сад, построить бассейн или баню, сделать зону для барбекю, – подчёркивает Елена Курышева. – Я сама отношусь к тому поколению, кто провёл детство за городом, помогая родителям с огородом – мне кажется, сейчас многие из нас заново переосмысливают ценность подобных вещей, и всё больше стремятся к независимости.

Специалисты Dominantika сотрудничают с федеральными и региональными банками и помогают клиентам с оформлением ипотеки и получением других финансовых инструментов. С 1 апреля 2022 года условия госпрограммы изменились: максимальная сумма ипотечного кредита увеличена до 6 млн рублей, ставка составляет 12% годовых. Елена Курышева уже подала заявку, чтобы самой пройти путь получения займа и в дальнейшем консультировать клиентов. Что касается возможностей для развития, их в Dominantika видят в новой, глобальной маркетинговой стратегии.  

– Мы молодая, небольшая компания, и пока не планируем увеличивать численность персонала. Первостепенная задача – вырасти в два раза относительно показателей прошлого года. Проанализировав последние сделки, мы увидели, что большое число наших клиентов прежде долгое время жил в других странах – в США, Канаде, Германии, Израиле, Польше. Нынешний кризис дал нам возможность посмотреть на всё в мировом масштабе. Теперь мы презентуем продукты Dominantika всему миру, настраивая таргетинг на русскоговорящую аудиторию, – рассказывает Елена Курышева. – Большие амбиции придают нашей команде уверенность в завтрашнем дне. Мы стали смелее.

В условиях кризиса многие бренды вынуждены временно отказаться от проектов, направленных на улучшение окружающей среды. Компания Dominantika, в основе ДНК бренда которой лежат принципы устойчивого развития, остаётся верной своим убеждениям.

– Аббревиатура ESG расшифровывается следующим образом: ответственное отношение к окружающей среде (англ., E – environment), высокая социальная ответственность (англ., S – social) и высокое качество корпоративного управления (англ., G – governance). Наша компания всегда заботилась об экологическом благополучии: внимательно относимся к проблеме климатических изменений, используем в работе инновационные технологии энергосбережения. Что касается социальной ответственности, приглашаем на стажировку выпускников кафедры промышленного и гражданского строительства БФУ им. Канта, чтобы помочь им адаптироваться, вовлечь в профессию, – говорит Елена. – В вопросах корпоративного управления каждый руководитель, с одной стороны, самостоятелен в выборе решений, с другой – всегда готов подстраховать всю команду. Сегодня руководителю следует быть максимально вовлечённым в операционное управление и держать руку на пульсе – это залог успеха. А чтобы не откладывать строительство дома и встречать новый день с улыбкой в родных и столь желанных стенах, компания Dominantika готова помочь вам осуществить мечту.


Спорт

Менеджмент и команда клуба «Балтика» убеждены в том, что футбол в любые времена остаётся явлением социальным и объединяющим – недаром даже во время Второй мировой матчи не останавливались. Поскольку «Балтика» выступает в первенстве Футбольной национальной лиги (ФНЛ), запрет на допуск российских спортсменов к международным соревнованиям её не коснулся. Состав команды также не изменился, в то время как другие клубы покинули легионеры.

2 апреля на стадионе «Калининград» состоялся матч «Балтики» против московского «Спартак-2». Несмотря на досадный проигрыш – в спорте невозможно достичь больших достижений без поражений на пути к ним, – поединок запомнился поддержкой болельщиков. В этот день на трибунах стадиона собралось более пяти тысяч зрителей – в ситуации, когда один за другим отменяются массовые мероприятия, похвастаться такой аудиторией может редкое событие. Перед началом матча и во время перерыва между таймами на главном экране стадиона «Калининград» показывали рекламу местного бизнеса – накануне клуб запустил акцию «Балтика продвигает».

– Маркетинг принял удар одним из первых. Вы наверняка заметили, что в городе появилось огромное количество пустых рекламных щитов. Обычно подобную картину можно наблюдать только в январе, к апрелю рынок раскачивается. Рынок резко свалился в «эру производителя» из «эры выбирателя», покупать будут то, что есть в наличии и по минимальной цене. По этой причине все маркетинговые бюджеты калининградского бизнеса были свернуты.  Спонсорские контакты тоже на паузе, – рассказывает заместитель генерального директора футбольного клуба «Балтика» Елена Полейко. – С закрытием популярных социальных сетей маркетологи оказались в растерянности, им приходится срочно заново собирать аудиторию. В этих непростых обстоятельствах мы решили поддержать местный бизнес, предложив предпринимателям в дни матчей  на безвозмездной основе показывать рекламные видеоролики на гигантском экране с диагональю 12 метров, медиафасаде стадиона и на 199 LED-мониторах, расположенных во всех секторах и фудкортах.

До конца сезона пройдёт ещё четыре матча первенства ФНЛ:  10 апреля «Балтика» сыграет с «Текстильщиком» (Иваново), 23 апреля с «СКА-Хабаровск» (Хабаровск), 7 мая с «Металлургом» (Липецк), 21 мая – с «Факелом» (Воронеж). А 19 апреля состоится один из главных матчей в истории калининградского футбола – ¼ финала Кубка России. По оценкам «Балтики», он соберёт порядка 20 тысяч зрителей.

– Я уверен в том, что к этому матчу будет приковано повышенное внимание болельщиков. К нам едет одна из самых ярких команд Российской премьер-лиги (РПЛ), а у «Балтики» впервые есть шанс выйти в полуфинал Кубка России, – говорит генеральный директор футбольного клуба «Балтика» Кирилл Волженкин. – Что касается наших спортивных задач, они остаются неизменными. Впереди ещё восемь принципиальных поединков – рассчитываем набрать максимальное количество очков и выйти в РПЛ.

Меньше чем за неделю после старта акции «Балтика продвигает» поступило более 200 заявок на участие. Обо всех участниках акции  клуб также расскажет в социальных сетях – это укрепит ассоциацию с сильным брендом, продвигающим ценности спорта и здорового образа жизни, и поможет бизнесу найти новых клиентов.