Любовь Антонова

Колонка редактора

И себе, и людям

    Матершинник Артемий Лебедев, создавший, как известно, калининградскую навигацию, — можно ругать, но ни другую, ни лучше никто не сделал, — описал русского человека в фейсбуке. Процитирую абзац: «Есть более сложный русский человек, он как раз знает, чего хочет. Проблема в том, что ему нас@ть на всех остальных и он хочет только для себя. То есть вместо того, чтобы, имея мозги и умения, улучшить жизнь, скажем, ста человек, более сложный русский улучшит свою собственную жизнь ценой ста простых русских людей».
     Давайте посмотрим на факты, без Big Data*, несмотря на святую веру в нее Германа Грефа. Взять богатых калининградских бизнесменов, их тяжелую жизнь. В данном случае, личную жизнь. В последние годы она протекает в секрете, за высокими заборами, все реже кто-то желал бы приоткрыть двери в собственный дом — Instagram вам в помощь. Хотя — это я знаю — мысли о том, что оставить потомкам, в смысле человечеству, живущему на территории Калининградской области, посещают некоторые светлые из умов. Первое, что соотносится с реальностью и мотивируется (предположим, на небесах), — строительство храма, часовни, их уже возвели больше, чем несколько. Отсутствию другого рода общедоступных гуманитарных проектов есть объяснение, не укладывающееся в формулу известного дизайнера, — в России не существует закона о меценатстве, укрепляющего налоговыми поощрениями подобные намерения и действия, и я не раз об этом говорила.
     Другое важное, но неочевидное дело, которое можно отнести к фактам общественного блага, — воспроизведение исторического облика города в архитектуре частной собственности. Евгений Гришковец восстановил первородный облик своего дома, Александр Васильев делает это в Зеленоградске, Николай Власенко построил по старым фотографиям Schloss-отель вместо сгоревшего, Владимир Кацман отреставрировал подлинный фасад своего офиса. Некоторое время назад появилась вилла Рустама Алиева в Амалиенау, рядом восстанавливается дом Стефано Влаховича. Большая радость, честно вам скажу. Алиев считает, что вообще всех собственников недвижимости в исторических районах надо обременить оригинальными фасадами, но всем же понятно, — эк куда загнул. Мой дом, что хочу, то и делаю (см. цитату выше). Однако перечисленное все же говорит в пользу того, что, делая для себя, другие тоже довольствуются — пусть видами, ну и что, их с собой не унесешь.
     Погружаясь в мир подлинности, надо быть осторожным, — он затягивает, подсаживает, вспыхивает страстью. И вот уже прекрасная вилла Шмидта-Алиева превращается в волшебный горшочек братьев Гримм, из которого выкатывается нежнейшее сдобное тесто. Собрание кенигсбергских артефактов, серебра, фарфора, живописи растет, дышит, требует места, а остановиться коллекционер уже не силах, и он понимает — такие вещи не живут в темноте запертых окон и дверей, если их не показывать, они теряют свою живительную силу. Это знают все, кто увлечен по-настоящему. Но не все решаются на строительство публичной галереи. Алиев решился, мало того, имеет почти готовый проект. Держу пальцы скрещенными за то, чтобы получилось, а Лебедев пусть курит, хоть и бросил.
 

Павел Голубев

Авторская колонка

Дар для трейдеров, проклятие для банков

Блокчейн, биткоин, эфириум, асик — к этим словам ухо уже привыкло, очередь за нашими мозгами, точнее за той его частью, которая отвечает за предприимчивость и адаптацию. Павел Голубев предлагает узнать, чем грозит расцвет блокчейн-технологий и криптовалют

ПРОСТЫМИ И НЕ ОЧЕНЬ СЛОВАМИ
     Итак, что же это за зверь такой — блокчейн? Сначала для выпускников КГТУ и физматфаков РГУ: блокчейн — это некая БД (база данных), у которой нет единого места хранения данных (сервер). БД блокчейна хранит непрерывно растущий список жестко упорядоченных записей, именуемых блоками. Каждый блок содержит свою метку времени, а также прямую и неразрывную ссылку на предыдущий блок и так далее. При этом каждая ссылка от блока к блоку шифруется, отчего становится невозможным вклинить в цепь фейковый блок. Теперь для гуманитариев: блокчейн — это один дневник, который одновременно ведут миллионы людей по всему миру, а каждая новая запись в нем (купил маме картошки) связана с предыдущей записью (зашел в магазин), которая, в свою очередь, связана с еще более ранней (вышел из дома). Каждая новая запись начинается с шифра, который генерируется по итогам внесения предыдущей записи.





Андрей Кропоткин

Авторская колонка

Улица Пугачева: связь с архитекторами и архитектурой

На этой улице не осталось большого количества интересных домов, — рассказывает Андрей Кропоткин, — зато здесь жили знаменитые персонажи, составившие профиль старого города

Современная улица Сергеева в Калининграде начинается от пересечения с улицей Пролетарской (бывшей Миттельтрагхайм — Средний Трагхайм) и заканчивается на пересечении с улицей Черняховского (Врангель штрассе). В Кенигсберге улица Сергеева называлась Хинтертрагхайм (Дальний Трагхайм), в 1946 году была переименована в Тихую — ныне улица Сергеева.





Королевские ворота
на мобильном устройстве

Журнал «Королевские ворота» доступен на iPad и Android. Электронная версия журнала — это возможность всегда иметь под рукой свежий номер журнала, а также вернуться к интересующим материалам прошлых номеров.

Дополнительные интерактивные возможности и мультимедийные материалы, не вошедшие в печатную версию, больше фотографий, аудио- и видеоконтент – все это теперь доступно на вашем iPad и Android — абсолютно бесплатно!

Доступно в App Store

Доступно в Google Play

Контакты

АДРЕС РЕДАКЦИИ

236040 Калининград,
ул. Рокоссовского, 16/18

ТЕЛЕФОН

(4012) 530 280

ФАКС

(4012) 616 986

EMAIL

office@kp-kaliningrad.ru

Обратная связь