Архив рубрики: Без рубрики

Жарить бургеры, как в Бруклине

Новые русские

Продюсер Анна Бичевская в своё время «взорвала» столицу проектом званых ужинов Stay Hungry16+. Мы обсудили с ней, чем социальные инициативы полезны экономике и как решают проблему одиночества в большом городе

— По данным недавнего исследования Агентства стратегических инициатив, доля креативных индустрий в экономике Москвы — 19 процентов. Чем вы объясняете такой всплеск интереса к творческим проектам?
— Отчасти — ​тем, что наш стиль жизни серьёзно изменился. Если раньше человечество скорее ориентировалось на будущее — ​люди копили на машины, брали ипотеки, жили ради детей, — ​то сегодня поколение миллениалов всё чаще предпочитает будущему настоящее. Молодые люди инвестируют в самих себя: путешествуют, занимаются спортом и самопознанием. Такой лайфстайл дал жизнь большому количеству проектов, направленных на саморазвитие и самореализацию. В какой-то момент стало понятно, что многие такие идеи становятся востребованными. Пока мы находимся на стадии «добавляешь к существующей идее технологию», и рождается новый, вполне конкурентоспособный бизнес. Но скоро мы исчерпаем этот ресурс, развиваться придётся только через креатив и кросс-дисциплинарность. Вот почему сейчас все вкладываются в создание условий для масштабного развития креативной экономики.
Когда люди много путешествуют по миру, они видят очень разные стили жизни. В городах, помимо дома и работы, есть «третье место» — ​многофункциональная городская среда. Около десяти лет назад правительство Москвы всерьёз озаботилось созданием такой среды, наполненной современным интертейментом и образовательными мероприятиями, появились парки, несколько новых музейных и арт-проектов, перезапустились театры. Наконец, поменялся стиль нашей работы. Целый класс фрилансеров облюбовал кофейни и скверы, используя эти элементы городской среды как рабочее пространство. Возник запрос на коворкинги, коливинги и быструю еду.

— Поэтому выстрелила идея стритфуда?
— Да. В конце десятых годов в Москве начало стремительно развиваться малое предпринимательство. Кто-то, кто был знаком с программированием, ушёл в IT*. Второй сферой, куда можно было зайти с минимальным бюджетом, оказалась уличная еда. Жарить бургеры, как в Бруклине, стало воплощением мечты о собственном деле и независимости от работодателя.
Стритфуд сработал ещё и потому, что у потенциальных клиентов был запрос на искренность. Приятно, когда ты ешь не в ресторане, запущенном безликим холдингом, а в заведении, где сам владелец стоит за плитой и готовит те же самые бургеры. И таких заведений становилось всё больше. Хипстеры стали провод­никами многих продвинутых западных идей, так как путешествия стали чуть большей нормой. Информация быстро просачивалась в Россию и, в частности, в Москву.

Новые русские

Анна Бичевская
Родилась в Калининграде
По образованию — ​инженер по автоматизации и PR-специалист******.
Работала в PR-агентстве, книжном издательстве «Эксмо», коммуникационной «дочке» РЖД. Сотрудничала с Comedy Club, участвовала в перезапус­ке Парка Горького в Москве, запускала собственное мобильное приложение для самостоятельных путешествий.
Автор проекта Stay Hungry. Запускался как камерный клуб для новых знакомств, где люди встречались за большим столом с новой кухней или гастрономическим проектом. Из-за растущей популярности концепция дополнилась форматом «партизанских» вечеринок, рассчитанных на приём 3000, 5000 и 10 000 человек.
Опыт Stay Hungry помог команде Анны в дальнейшем «перезапустить» работу Даниловского рынка в Москве, сформировать новую концепцию для этого городского пространства, принять участие в организации региональных фестивалей «Городские выходные» Института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка», а также городского фестиваля Martini time18+.
Сегодня Анна организует большие городские фестивали, ужины и бранчи для встречи идеальных незнакомцев, модерирует дискуссии, курирует создание программ конференций и форумов. Развивает сообщество Sounds like a plan для совместных экспериментов и проектирования будущего. С этим проектом курирует практические сессии в рамках конференции креативных индустрий Универсального Университета вместе с арт-кластером «Таврида».

— В проекте Stay Hungry** вы пошли дальше — попытались объединить новых стритфуд-энтузиастов и в итоге выросли в полноценный городской фестиваль. Расскажите подробнее.
— Изначально Stay Hungry планировался как камерный проект: люди приходят на званый ужин в незнакомую компанию, рассаживаются за столом, знакомятся друг с другом, а заодно и с каким-нибудь интересным гастропроектом или, например, национальной кухней, или шеф-поваром известного ресторана. Так мы решали проблему одиночества в большом городе, собственный запрос на интересное разнообразное общение, а заодно поддерживали начинающих гастроэнтузиастов. В итоге нащупали какой-то очень важный запрос, на нас буквально свалились слава и востребованность. В закрытую группу ежеминутно падали запросы — ​мы поняли, что желающих попасть на ужин стало больше, чем мы, простите за каламбур, могли бы переварить, имея один стол на двадцать человек. Начали думать о формате, позволяющем вместить всех желающих. В этот момент моя коллега по проекту Алёна Ермакова съездила в Австралию и увидела, как городские власти отдавали целые заводские старые районы творческим людям, чтобы они устраивали там креативные мероприятия, привлекали участников и посетителей и в итоге перезапускали пространство.
Мы решили использовать этот опыт в Stay Hungry и перешли к формату «партизанских» вечеринок. Первая такая тусовка прошла на заднем дворе офиса наших друзей, после чего нас стали звать на разные промышленные территории. Если нашу первую тусовку за день посетили 1 300 человек, то на вторую пришло уже 3 000 гостей. Почему всё получилось? Думаю, мы угадали потребность в неформальном мероприятии, где все свои, и сделали такой super friendly*** досуг выходного дня.

Новые русские

— И в таком френдли-стиле вы добрались до Даниловского рынка?
— Даниловский хотел перезапустить формат, стать похожим на городской рынок Ла Бокерия в Барселоне. Мы увидели в этом возможность помочь нашей гастротусовке обрести место постоянной прописки и превратиться из летнего хобби в постоянный бизнес. Собственно, это сработало. Даниловский стал символом обновления. Потом в течение нескольких лет к нам обращались люди с просьбой сделать такой же проект. Несмотря на то, что фудхоллов, моллов и рынков сейчас в Москве достаточно много, уютным, ламповым, душевным и немного наивным остался только Даниловский.

— Как устроена монетизация креативных проектов?
— За все креативные проекты сказать не смогу — ​их великое множество. Могу рассказать о том, как у нас. Главное — ​попасть в тренд и сделать качественное мероприятие. Если ты угадал с темой и получил отклик от аудитории, тут же появляются желающие прорекламировать себя этой аудитории. Тогда взаимовыгодное сотрудничество налицо: вы за счёт спонсоров развиваете свою идею, а они за счёт вас приближаются к вашей классной аудитории. В Stay Hungry спонсоры пришли практически сразу. Наши дворовые вечеринки в разное время поддерживали Reebok и производители напитков, которым сложно выстраивать прямые рекламные кампании. Для нас было важно, чтобы спонсоры так или иначе улучшали инфраструктуру фестиваля, а не просто висели логотипами и баннерами. Да и аудитория не прощает, если её начинают просто использовать: когда ты навешиваешь кучу ярлыков, что тебя поддерживают вторые и третьи, это перестаёт иметь смысл. Если продавать спонсорство на фестиваль кому угодно, ядро рано или поздно уйдёт, — ​мы до сих пор учитываем этот факт, принимая решение о сотрудничестве.
В целом для бизнеса взаимодействие с креативными группами становится своеобразной социальной гигиеной: ты не просто зарабатываешь деньги, но и инвестируешь в социально важный проект. А ещё креативные ребята помогают бизнесу лучше прочувствовать аудиторию. Думаю, что работа с бутиковыми креативными агентствами может оказаться выгодным вложением в рекламу. Однако нам до сих пор сложно взаимодействовать с большим бизнесом, который работает по примеру государственных служб, — в первую очередь, из-за системы постоплат.

Новые русские

— А как происходит коллаборация креативщиков и госструктур?
— Для маленьких организаций взаимодействие с сектором «g» оказывается очень сложным на всех этапах: начиная от необходимости выиграть тендер, заканчивая итоговой отчётной документацией. Нужен гигантский бэк-офис, который вёл бы отчётность по всем предъявляемым требованиям. К тому же невозможно потянуть проект на «свои».
Ещё один важный момент: когда городская администрация делает мероприятие, она мыслит другими категориями, она хочет, чтобы оно привлекло максимально большую аудиторию — ​как говорится, для всех. А «для всех» по факту не работает. Аудитория у городских мероприятий разная, поэтому форматы и способы взаимодействия с ней надо выбирать соответствующие.

Новые русские

— Для эффективного общения государства и креативщиков нужны посредники?
— Ну да. Посредниками могли бы стать большие агентства, институты, любой бизнес, работающий по коммерческим принципам. Некоторые проекты смогли возникнуть только при таком сотрудничестве. Например, фестиваль «Городские выходные»6+, в котором мы выступали своеобразным идеологическим подрядчиком, как раз результат коллаборации «ДОМ.РФ», института «Стрелка» и нас — маленького, бутикового проекта. Благодаря такому сотрудничеству мы поучаствовали в организации двух масштабных городских фестивалей — в Саратове, где собрали 20 тысяч участников, и в Калининграде: количество гостей превысило 30 тысяч человек.

После фестивалей в Калининграде и Саратове мы в очередной раз поняли, насколько москвичи заелись и насколько благодарна публика в малых городах. Калининградцы ожидаемо оказались супероткрыты новым форматам городского отдыха

Новые русские

— Чем отличается реакция калининградской публики от реакции искушённой московской?
— После фестивалей в Калининграде и Саратове мы в очередной раз поняли, насколько москвичи заелись и насколько благодарна публика в малых городах. Калининградцы ожидаемо оказались супероткрыты новым форматам городского отдыха. Хотя для них идея городского пикника не новая — вы в этом участвуете, выезжая на отдых в Европу.
Сдерживающим фактором для развития таких инициатив в провинции является скорее невысокий уровень дохода. Не все могут позволить себе тратить деньги на развлечения. А вот в пристрастиях и интересах особой разницы не вижу — ​думаю, что темы, которые заходят в Москве, зашли бы и в Калининграде. Предпочтения зависят не от того, где ты географически находишься, а от того, что исповедуешь, как думаешь, насколько следишь за трендами.

Новые русские

Что такое креативная экономика
Впервые термин использован нью-йоркским журналом Businessweek16+ в 2000 году. Главное в парадигме креативной экономики — ​признание инноваций, знаний и доступности информации главным драйвером экономического роста. Креативными считаются отрасли, в основе которых лежат инновации и идеи. Это прежде всего IT, продукты виртуальной и дополненной реальности, а также творческие индустрии, связанные с производством контента, — ​музыки, рекламы, архитектуры, кино, анимации, дизайна. Отдельный пласт креативных индустрий — фестивали, стритфуды, перфомансы, инсталляции и другие социальные инициативы, реализуемые в городском пространстве.

— Верна ли гипотеза, что креативные проекты помогают реализовывать себя? Что ещё они дают обществу?
— Креатив — ​это твоя возможность самореализоваться и дать в итоге миру, окружению что-то новое. Большинство профессий, к которым мы привыкли, уже не актуальны. Появляются новые виды деятельности, рождающиеся буквально на стыке дисциплин.
Сообщество креативных индустрий в данном случае позволяет людям обмениваться форматами, опытом, связями, обмозговать вместе какую-то идею.
А ещё креативные проекты в России часто подсвечивают важные социальные запросы — например, запрос на саморазвитие. Мы решили попробовать экспериментальный даже для Москвы формат «НеКонференции». Это такой микс инструментов — ​совместного брейншторминга, мастермайнд-сессий и других peer to peer**** форматов, где отсутствуют приглашённые гуру и эксперты. Люди за счёт личных знаний и опыта друг друга, правильных фреймворков ищут решение собственных вопросов и задач. А заодно «опыляют» друг друга. Думаю, что в эпоху неопределённости необходимо научиться придумывать свои ответы на общие вызовы.
Ещё один проект, который, как нам кажется, может помочь справиться с непрозрачностью будущего — ​проект Sounds like a plan («Звучит как план»). Его запустили во время карантина, и пока мы находимся в процессе создания сообщества, своего рода клуба по подписке, помогающего найти союзников со схожими запросами и интересами, освоить креативные инструменты, инструменты future studies***** для развития собственного проекта или себя как специалиста в эпоху перемен. Использовать силу совместного опыта и крутых визионеров, нащупывать чуть смелее дорогу в собственное будущее.
Перед нами стоят вызовы, но нет собственных социальных институтов. Нам ещё далеко до государственного института счастья, как в Скандинавии, или активной грантовой поддержки, как в Германии. Многие вещи, не имеющие прямого отношения к экономике или политике, никто не замеряет и не изучает. В итоге креативные инициативы начинают где-то заполнять собой эту нишу. Появляются мобильные приложения для медитаций, для прокачки креатива, отслеживания уровня стресса, программы, позволяющие взять собаку из приюта или помогать детским домам. Конечно, это бессистемные всплески. Невозможно решить ту же глобальную проблему одиночества в большом городе с помощью пары частных проектов. Но креативщики — ​те самые маркеры, пытающиеся слушать и слышать, что хочет человек в двадцать первом веке. И чаще всего мы попадаем точно в запрос аудитории. А это ещё больше укрепляет уверенность, что твоя работа востребована.

* — ​информационные технологии;
** — ​оставайся голодным;
*** — ​супердружелюбный;
**** — ​одноуровневый;
***** — ​будущие исследования;
****** — связи с общественностью

Надежда Абрамова
 Фотографии из архива Анны Бичевской

Как поменять работу на игру

Тренд

Быстро ли развивается российский киберспорт, сколько зарабатывают популярные игроки и почему в этой индустрии мало женщин? На эти вопросы отвечает директор разработки образовательных программ факультета игровой индустрии и киберспорта университета «Синергия» Михаил Пименов

— Михаил, вы возглавляете разработку образовательных программ факультета игровой индустрии и киберспорта в университете «Синергия». Какие задачи решает факультет, каких специалистов готовит?
— Два года назад стало очевидно, что у сферы уже давно есть запрос на квалифицированных специалистов, но нет релевантных программ, способных обеспечить нужную подготовку. Мы решили заострить на этом внимание и сфокусироваться на актуальных специальностях. Готовим разработчиков платформенных решений, комментаторов, менеджеров команд, арен и площадок, аналитиков и специалистов по маркетингу в этой сфере. Также в программу входит разработка игровых проектов на Unreal Engine* и основы гейм-дизайна. Наши слушатели находятся не только с внешней стороны, работая с решениями под уже выпущенные продукты, но и чётко понимают, что находится по ту сторону экрана. С этого года мы разработали отдельные модули повышения квалификации по узким направлениям в сфере киберспорта, а также сделали возможным изучение отдельных дисциплин в отрыве от формы высшего образования. Одна из таких программ прошла государственную аккредитацию и доступна жителям 48 регионов по системе персональных цифровых сертификатов в рамках федерального проекта «Кадры для цифровой экономики». На факультете обучается свыше 350 студентов, из них 250 человек получают образование дистанционно. Есть курс по CS:GO** для школьников, готовится к запуску программа среднего профессионального образования для колледжа.

— Киберспорт получил широкое развитие. Про CS и Dota16+ наверняка хотя бы раз слышали даже те, кто далёк от компьютерных игр. Каковы, на ваш взгляд, перспективы индустрии?
— Индустрия интенсивно развивается, а недавние события наглядно показали, что киберспорт в силу своей специфики прекрасно чувствует себя в онлайн-формате по сравнению с другими видами спорта. Это же можно проследить и по количеству игроков. Например, в рамках нашего факультета мы проводили опрос среди российских школьников и студентов и выяснили, что за сентябрь интерес к видеоиграм существенно вырос. Это, вероятнее всего, связано с карантином из-за пандемии коронавируса. В опросе приняли участие почти 2,5 тысячи школьников и студентов. Почти 60% ответили, что стали больше играть в видеоигры, у 47% респондентов среднее время, проведённое за гаджетами, увеличилось на час и более, 21% стали чаще принимать участие в киберспортивных соревнованиях и почти 24% начали проводить больше времени за просмотром онлайн-турниров.
В условиях дальнейшей социальной изоляции и массового перехода в онлайн количество игроков будет только расти, а время, проведённое в интернете, — увеличиваться. В недавнем исследовании Limelight Networks*** представлены данные по онлайн-геймингу. Эксперты опросили 4 500 человек старше 18 лет из девяти стран, играющих как минимум раз в неделю, и выяснили, что 36% геймеров готовы бросить работу, если смогут зарабатывать как профессиональные игроки. По данным PricewaterhouseCoopers, в возрастной категории от 18 до 35 лет 56% геймеров хотят построить киберспортивную карьеру.
Россия входит в топ-10 стран по объёму рынка, занимает 9-е место по среднегодовому темпу роста и находится на 4-м месте в мировом рейтинге. Около 15% всех трансляций ведутся на русском языке, по размеру аудитории Россия уступает только Китаю и США. В 2018 году общая выручка киберспортивного рынка составила у нас 12,7 миллиона долларов, что на 47% выше, чем в 2017 году. По данным из разных источников, средний показатель оборота индустрии киберспорта в России сегодня равен 16 миллионам долларов. Если говорить о мировом рынке, то в 2018 году он составил 775 миллионов долларов. В этом году ожидалось, что его объём превысит миллиард долларов, но недавно аналитическая компания New Zoo сделала корректировку и остановилась на оценке в 950,3 миллиона. Это связано с тем, что во время пандемии мероприятия потеряли большую долю зрителей, как и сегмент сопутствующих товаров, но при этом аудитория выросла и к концу года предположительно превысит 90 миллионов человек.

— Какие игры, помимо CS и Dota, наиболее популярны среди профессиональных киберспортсменов?
— Многие профессиональные игроки обращают внимание на Valorant16+ — это относительно новая игра от Riot Games, создателей League of Legends12+, вышедшая в этом году. Само сообщество по «Лиге» очень сильное — ​компания проводит турниры и всячески способствует поддержке своих проектов и их комьюнити. Глядя даже невооружённым глазом, можно сказать, что работу они делают просто огромную, обратная связь имеет большой отклик у ауди­тории. Поэтому и у Valorant есть все шансы. На стриминговых платформах интерес к игре на старте был огромным. У Fortnite12+ тоже невероятная аудитория и сильная поддержка со стороны Epic Games. К игре выходят регулярные обновления, происходят тематические ивенты, вроде концерта Трэвиса Скотта12+ в апреле 2020 года: его посмотрели 12 миллионов человек. Ещё было бы интересно взглянуть на изменения, которые произойдут с Rocket League12+. Недавно игра перешла на форму монетизации free-to-play****, оставив лишь косметические внутриигровые покупки. Как показывает история, после такого перехода аудитория увеличивается в разы. То же в своё время было с CS:GO.

— Насколько сильно ударил по индустрии переход большинства турниров в онлайн?
— Несмотря на печальные события, инфраструктура выстроена таким образом, что проводить матчи можно полностью в онлайне. Большинство болельщиков смотрит онлайн-трансляции, используя стриминговые сервисы. Это позволяет индустрии более гибко маневрировать и перестраиваться с большей скоростью, попадая под меньший ущерб и развивая новые возможности для ещё большего охвата аудитории. Из-за продолжающейся вспышки COVID-19 и карантина игровая платформа Steam поставила рекорд по одновременному пребыванию игроков в онлайне. Steam Database удалось зафиксировать отметку свыше 20,3 миллиона пользователей, из которых свыше 6 миллионов человек играли в игры. Ещё один рекорд пришелся на другой проект компании Valve — шутер CS:GO смог перешагнуть отметку в один миллион пользователей, сыгравших в игру одновременно. CS:GO всё ещё продолжает оставаться самой популярной игрой в Steam с показателем в 395 тысяч игроков онлайн. За ней идут Dota 2 и PlayerUnknown’s Battlegrounds16+. При этом все три являются официальными киберспортивными дисциплинам, а в условно-бесплатную Call of Duty: Warzone16+, выход которой состоялся в разгар пандемии, за три дня сыграло свыше 15 миллионов человек.
На практике в интересе к онлайн-формату мы имели возможность убедиться лично — в этом году решили запустить лигу, где в онлайн-формате могли участвовать все желающие. В двух турнирах Synergy ESPORTS League12+ собрала более 500 команд и свыше 4 тысяч участников, успела войти в топ трансляций Twitch. Проект стал популярным как у спортсменов, так и у зрителей. Охват двух сезонов по просмотрам сообщества составил более 208 тысяч, количество заявок на турниры — 20 тысяч. Призовой фонд лиги за два турнира превысил 50 миллионов рублей. Его основой стали образовательные гранты. Synergy ESPORTS League объединила более восьми тысяч игроков и болельщиков из стран России и СНГ, позволила студентам факультета пройти практику на реальных задачах. В начале этого учебного года наше правительство в лице президента поддержало инициативу по содействию индустрии киберспорта, поэтому, думаю, это направление получит как новые возможности, так и уверенные перспективы роста.

— Как попасть в профессиональную киберспортивную команду? Эта возможность доступна любителям или нужно иметь образование?
— Любой игрок в составе профессиональной команды подтвердит, что киберспорт — такой же спорт с выверенным графиком тренировок, расписанием на весь день, большая работа и тысячи наигранных часов. У профессиональных игроков давно есть тренеры, тщательно следящие за графиками, общими результатами команд, они выставляют KPI и делают серьёзную аналитическую работу. Для этого уровня игры нужны большое упорство, талант и большое количество наигранных часов. Не так давно Team Empire (одна из самых престижных киберспортивных организаций в России, основанная в 2004 году. — Ред.) утвердила игровой состав Valorant. Это ещё один шутер от первого лица от компании Riot Games. В команду попал один из победителей второго сезона Synergy ESPORTS League. Семён «Purp0» Борчев — живой пример того, как упорное следование к цели приводит к ощутимым результатам. Ты проводишь много часов за изучением дисциплины, принимаешь участие в масштабном турнире, побеждаешь, тем самым повышая шансы обратить на себя внимание профессиональных составов.
Образование — один из способов войти в индустрию. Оно помогает структурировать знания и перенимать уже накопленный опыт и экспертизу от действующих практиков. Оно позволяет освоить психологию киберспорта, юридическую сферу, разработку, проектное управление и ещё ряд направлений, которые можно применить в индустрии далеко за пределами профессиональных составов по дисциплинам. Как и в классическом спорте, профессиональный игрок рано или поздно будет вынужден оставить карьеру, но это не означает полного ухода из индустрии. Он может стать аналитиком, комментатором, менеджером команды, может заниматься организацией турниров и иметь ещё большой ряд возможностей.

Тренд

— Вы соавтор книги «Наша игра. История. Бизнес. Возможности» 16+ 2020 года издания. Она начинается с истории провалов в отечественном геймдеве. А что бы вы назвали самым значимым прорывом?
— На самом деле, книга была издана в 2018 году, сейчас, помимо допечаток, вышло уже третье издание. Книга стала бестселлером на трёх разных платформах. В сравнении с мировой наша игровая индустрия сравнительно молодая, хотя и на её поле вышло немало игр, которыми можно смело гордиться. Выдающиеся проекты — серия авиасимуляторов ИЛ-2 12+ и War Thunder12+, до сих пор имеющих огромную фан-базу. Это одна из первых игр на консолях нового поколения. Если копнуть глубже, то, конечно, тетрис — ​игра Алексея Пажитнова стала полноценным систем-селлером Game Boy от Nintendo, является одной из самых продаваемых в мире. Могу спорить, что и узнаваемой тоже. Из современников можно выделить Playrix: её Wildscapes6+ и Homescapes6+ — из самых успешных проектов среди мобильных игр в мире. На этом же поле ещё Zeptalab, создавший серию с узнаваемым персонажем и брендом за пределами игр.
Моя же любимая игра — «Космические рейнджеры» 12+. Одна из немногих игр, дающая ощущение полной свободы, чувство, что её мир независим от тебя и живёт по своим правилам. Повторить такое удаётся мало кому, хотя прошло уже больше 15 лет с релиза второй части серии. Ещё одним большим прорывом считаю Dendy6+, ставшую целой эпохой. Её автор Виктор Савюк смог сделать бренд, который популяризировал видео­игры и оказал колоссальное влияние на формирование рынка, аудитории и в целом индустрию видеоигр в нашей стране.

Тренд

— По разным данным, девушек в киберспорте всего 5-10%. Почему так мало? Существует ли в индустрии проблема сексизма? Есть отдельные женские лиги и турниры, где призовые намного меньше, чем у мужчин.
— Я бы не сказал, что дело в призовых или в сексизме. Киберспорт — это спорт, где команда в первую очередь должна показывать игру на профессиональном уровне. Проблема, скорее, в том, что сами женские лиги и турниры по масштабам значительно меньше, как и число девушек в профессиональных составах. Если посмотреть в целом на игровую индустрию — там количество игроков сравнялось, в мобильном сегменте женская аудитория даже преобладает. Но есть ещё один момент — большая часть предпочитает другие жанры и не всегда отдает предпочтение соревновательным играм. Многим борьба за рейтинги просто неинтересна, и куда больше внимания достается играм, где есть социальное взаимодействие, ролевые механики и высококачественная визуальная составляющая. В сфере киберспорта девушек не так мало, как может показаться. На наших образовательных программах — почти 30%. Девушкам гораздо больше интересен стриминг, комментаторство, проектное управление, менеджмент и маркетинг, чем быть игроками в профессиональных составах. При этом я не знаю случаев, чтобы при желании у девушки не было возможности профессионально играть. При желании, таланте и упорстве в киберспорте все двери открыты для всех.

— От чего зависят призовые? Что привлекает спонсоров в киберспорте?
— В 2018 году в отрасли наблюдалось появление брендов, напрямую не связанных с киберспортивной и игровой индустриями. Самыми яркими новыми участниками являются «МегаФон» и KFC, проводящие турниры, МТС, WASD.TV и Tele2, инвестирующие в стриминговые платформы, а также Mail.Ru и Yota. В доказательство изменений в позиционировании киберспорта можно также привести тот факт, что сразу три киберспортивные маркетинговые кампании вышли в финал российского этапа самой престижной премии Effie12+. Оба финалиста в номинации «Спонсорство» из киберспорта — именной турнир MegaFon Winter Clash12+ по Dota 2 и интеграция бренда премиального топлива G-Drive от «Газпром нефти» в турнир EPICENTER12+ по CS:GO. А в число финалистов в номинации «Кампании с одним каналом коммуникации» вошел спецпроект Acuvue Golden Lens от Johnson&Johnson, получивший премию за лучшие моменты турнира The International12+ по Dota 2.
По большому счёту, спонсоров привлекает то же, что и в любом виде спорта, — возможность выйти на свою целевую аудиторию, взаимодействовать с ней, повышать лояльность бренда и повышать охваты. Чем масштабнее турниры, тем больше медиапокрытие — ​любое событие закономерно привлекает спонсоров, желающих привлечь аудиторию к своим продуктам и сервисам. Стриминговые платформы — ​один из самых действенных способов взаимодействия с молодой аудиторией. Сеть позволяет таргетировать аудиторию куда лучше, а маркетинговых инструментов уже предостаточно, как и механик взаимодействия с порталами, видеохостингами, сообществами в социальных сетях и так далее.

— Сколько зарабатывают киберспортсмены? Зависит ли эта сумма ещё от чего-либо, кроме призовых?
— В России в высшей лиге ТИР 1 члены команд получают до 20 тысяч долларов в месяц, в мире — 35 тысяч долларов. Игроки профессиональных составов в среднем получают 10-15 тысяч долларов, начинающие — ​от двух до пяти тысяч. Если организация совсем молодая, то до тысячи. Не надо забывать и о спонсорских контрактах. Они могут приносить профессиональным игрокам намного больше, чем призовые и зарплатная часть. Одну из схем мы сами хотим запустить и опробовать в рамках факультета, чтобы ребята получали гранты, полноценную зарплату и имели возможность тренироваться, играть на профессиональном уровне. В этой истории уже есть заинтересованность крупных компаний, поэтому надеюсь, что в ближайшем будущем мы её осуществим и посмотрим на результаты.

Тренд

— И последний вопрос. Не знаю, сможете ли вы на него ответить, потому что, возможно, такими играми не интересуетесь. Но все же — PES6+ или FIFA6+?
(Смеётся.) Я такими играми действительно не интересуюсь, но могу рассмотреть их с точки зрения индустрии. На самом деле ниша спортивных симуляторов очень узкая, потому что игроков в ней очень мало. Вы назвали два симулятора футбола. Их, по сути, всего два. Есть ещё Football Manager16+, но это больше стратегическая игра на управление ресурсами. Надо понимать, что сделать аналог FIFA очень сложно. У компании Electronic Arts, выпускающей эту игру, есть целый департамент спортивных симуляторов. Подобные игры не делает больше никто. Может ещё Konami позволить наш ответ FIFA под названием Pro Evolution Soccer6+. Выпускать такие игры затратно, поэтому в ближайшее время на рынке футбольных симуляторов вряд ли появится что-то новое. Почему FIFA стала монополистом? Потому что Electronic Arts может себе позволить вкладывать огромные бюджеты в лицензирование. И фишка FIFA в том, что все игроки и клубы реальные. Это стоит, я полагаю, огромных денег. А делать просто футбол с игроками-ноунеймами означает не попасть в аудиторию, которая интересуется футболом. Потому что аудитория FIFA обычно сама смотрит футбол. Соответственно, она хочет видеть то, чем интересуется, в наиболее близком цифровом виде. Интерес в том, чтобы ты сам управлял условным Бекхэмом.

* Unreal Engine — игровой движок, разрабатываемый и поддерживаемый компанией Epic Games. Первой игрой на этом движке был шутер от первого лица Unreal16+, выпущенный в 1998 году
** Counter-Strike: Global Offensive16+ — многопользовательская компьютерная игра. Выпуск для персональных компьютеров на Windows и macOS, а также игровых приставках Xbox 360 и PlayStation 3 состоялся 21 августа 2012 года. Игроки делятся на две команды и сражаются друг с другом в серии раундов, по результатам которых определяется команда-победитель
*** Limelight Networks — американская компания доставки цифрового мультимедийного контента и программного обеспечения
**** Бесплатная игра

Антон Хоменко
 Фотографии с unsplash.com

Цены на жильё расти ещё не начинали

Круглый стол

Участники строительного рынка обсудили состояние отрасли в текущем году и отметили тенденции на ближайшую перспективу

Круглый стол

Любовь Антонова,
главный редактор журнала «Королевские ворота»16+:
По сообщениям Калининградстата, строительная отрасль чувствует себя лучше, чем ожидалось. Называется рост на 36% по сравнению с 2019 годом по объёму оказанных услуг, это больше 24 миллиардов. Соответствует действительности?

Круглый стол

Борис Калинин,
президент «Союза строителей Калининградской области»:
Эта цифра отражает достаточно большой объём работ, связанный не только с жилищным строительством, но и с госзаказом, муниципальным заказом. Весной, в начале пандемии, я говорил, что мы ожидаем подъёма, но не думал, что будет такой подъём цен на жильё. И это далеко не предел. Насколько я знаю, у многих застройщиков остановились продажи, связанные с большим спросом. Других это подтолкнуло к активизации на рынке, к быстрому завершению работ, потому что появились дополнительные финансовые возможности. Сейчас наш сегмент покупателей не совсем стандартный. Раньше мы получали 80-90% клиентов с ипотекой, в основном это были жители Калининградской области. Сейчас порядка 70% покупателей — не калининградцы. Достаточно сильно потянула отрасль вверх сельская ипотека. Строительная отрасль действительно чувствует себя неплохо, но у нас много проблем, и губернатор Алиханов об этом говорит. В частности, о том, что мало подготовленных земельных участков.
Любовь Антонова: Вы сказали, что большая доля госзаказов, какая конкретно?
Борис Калинин:
Процентов шестьдесят, включая строительство онкоцентра, дорог, застройку Острова. Плюс бюджет фонда капремонта.

Круглый стол

Александр Ярошенко,
директор «Авангард­ИнвестПроект»:
По сравнению с прошлым годом у нас объёмы строительства резко упали, но одновременно мы готовимся к новому проекту. А судя по Росстату, Калининградская область занимает устойчивое четвёртое место по объёмам строительства. По сравнению с прошлым годом введено в строй на 20% больше жилья за девять месяцев. То есть, по статистике, — всё хорошо. Могу обозначить хорошую тенденцию на уменьшение сроков прохождения проектной документации, выдачи разрешений на строительство, технических условий, прохождение экспертизы. Хотя остаётся и довольно много внутренних проблем. И тут я мог бы обратиться к представителям банковской сферы. Хотелось бы, чтобы они активнее включались и, например, помогали застройщикам на этапе выхода на площадку, на этапе покупки земельных участков. Такие аукционы, которые сейчас проводит ДОМ.РФ для нашего региона, когда лоты зашкаливают за 200-300 млн, не каждый застройщик может потянуть и купить за счёт собственных средств, имея ещё в наличии существующие площадки и разрешения на строительство. Для нашей компании других вариантов нет, как только участвовать в проектном финансировании.

Круглый стол

Любовь Антонова: Когда мы собирались в прошлый раз («Королевские ворота» за август 2018 года), представители строительных компаний говорили, что с переходом на проектное финансирование, на эскроу-счета рынок встанет. Либо встанет, либо начнет падать по объёмам, но этого не произошло. Не произошло за счёт чего?
Борис Калинин: Вы не совсем правы. Если мы говорим о многоквартирном строительстве, то его объёмы, безусловно, упали, и они ещё больше упадут. Почему? Потому что ту цифру, которую вы назвали, мы рассматриваем относительно 2018 года, в 2019 объёмы [строительства] были меньше, а сейчас мы берём статистику относительно 2019 года. Более того, в эти цифры входит индивидуально-жилищное строительство, которое растёт по ряду причин, в том числе и по причине ввода объектов, которые ранее отсутствовали в кадастровом учете. В итоге мы потихоньку, несильно, но падаем.
Любовь Антонова: На сколько?
Борис Калинин: Процентов на десять. Предполагали, что будет существенно большее [падение]. Но надо понимать, что строительная отрасль очень инертная. Чтобы увидеть какой-то негативный или позитивный результат, должно пройти два-три года. Почему? Потому что любая площадка, любой проект начинается с покупки земельного участка, заканчивается вводом [в эксплуатацию] и выходом на рынок. И в основном те проекты, которые сейчас завершаются, проходили по старой схеме или по очень старой схеме привлечения средств. Это, безусловно, скажется на перспективе. Соответственно, новые проекты только начались, от полугода до года заняли у нас первые кредитные решения.
Любовь Антонова: Давайте поговорим о проектном финансировании. Сколько у вас заключённых контрактов, как пользуются новыми правилами застройщики?

Круглый стол

Владислав Ковалёв,
руководитель Калининградского отделения АО «Банк ДОМ.РФ»:
Поскольку отрасль реформируется, понятно, что не стоит ждать мгновенного эффекта. Если говорить в цифрах, то на сегодня по всей России строится порядка 100 млн квадратных метров, из них за год с небольшим на проектное финансирование перешло 43% застройщиков. Если говорить о Калининградской области, статистика похожа на общероссийскую. 46% застройщиков перешло на проектное финансирование, в целом принятых решений и подписанных кредитных договоров на сумму около 10 млрд. Банк ДОМ.РФ занимает порядка 50% рынка Калининградской области. Но это не окончательная статистика, к концу года мы увидим увеличение объёмов кредитования по проектному финансированию застройщиков. На эскроу-схему переведено 115 домов, первая тройка лидеров по этому виду деятельности — Сбербанк, ВТБ и ДОМ.РФ, соответственно 28, 26 и 23 дома. Хочу обратить внимание, что на эскроу-схему переходят не только те, кто пользуется проектным финансированием, но и застройщики, строящие за свои средства. В отношении сроков кредитования. Изначально сроки по проектному финансированию были анонсированы в два-три месяца, но практика показала, что первые решения принимались четыре-шесть месяцев. Сейчас мы стандартизировали процесс, и реально проходит всего полтора месяца с момента подачи полного пакета документов до момента подписания кредитной документации.
Любовь Антонова: А давайте один момент уточним. При наличии эскроу-счетов как понижается процентная ставка? Обещана была даже нулевая.
Владислав Ковалёв: Что уменьшает процентную ставку? Пропорциональная выборка и наполнение денег на эскроу-счетах. Чем больше денег на эскроу-счетах, тем базовая ставка для застройщика ниже. То есть ставки две — базовая при нулевом наполнении эскроу-счетов и специальная ставка. Максимальная базовая ставка — 8,5%. Но она меняется ежедневно, так как продажи идут ежедневно, наполнение эскроу-счетов также идёт ежедневно. По одному из застройщиков мы зафиксировали ставку по сентябрю 1,3% годовых, пока она минимальная по Калининграду.

Круглый стол

Андрей Свердлов,
управляющий Калининградским отделением ПАО Сбербанк:
В этом году Сбербанк уже подписал договоров на 3 млрд рублей. Это около 150 тысяч квадратных метров. Кроме того, рассмотрели заявок ещё на 2,7 млрд — 80 тысяч квадратных метров. Сейчас мы активно работаем с проектным финансированием, дорабатываем пакет документов. Минимальная ставка кредита может быть и 0,01%, для этого нужно накопить 200% объёма средств на эскроу-счетах, и это не страшные цифры.
Любовь Антонова: Что значит 200%?
Андрей Свердлов: Двойное превышение суммы кредита.

на сегодня по всей России строится порядка 100 млн квадратных метров, из них за год с небольшим на проектное финансирование перешло 43% застройщиков

Круглый стол

Роман Проскурин,
генеральный директор «Финансово-строительный консалтинг»:
Мы взаимодействуем как с банком, так и с застройщиком, поэтому могу изложить взгляд со стороны. Объективно за 2020 год произошли изменения в лучшую сторону, банки предлагают для застройщиков лучшие условия. По большому счёту, застройщик сейчас вправе выбирать банк, исходя из исторически сложившихся отношений, либо в борьбе даже за десятые доли процента. По сути, идет конкурентная борьба между четырьмя-шестью банками. Оптимизирована работа банка ДОМ.РФ по технической части, по подготовке документации. У Сбербанка оптимизирована организационная структура, есть свой стройэксперт. Решение может приниматься полтора-два месяца, иногда три-четыре месяца, но не больше. Это реальный срок, за который с момента предоставления пакета документов и направления заявки можно получить финансирование проекта. Единственное, что сейчас остается под вопросом, — собственное участие банка. Обычно это касается стоимости земельного участка, всё остальное одинаковое: себестоимость определена на рынке Калининградской области, цена реализации тоже определена рынком. Сейчас проектное финансирование — не тот продукт, которого стоит бояться, вопрос лишь в технике: чек-лист, отметили, полетели.
Любовь Антонова: Насколько легко раскрываются эскроу-счета для застройщика, какие препятствия возникают на этом этапе?
Владислав Ковалёв: Для раскрытия эскроу-счетов никаких препятствий нет, всё прописано в законе. Если раньше надо было сдать в эксплуатацию дом и зарегистрировать первое право собственности, то сейчас нужно сдать дом в эксплуатацию, предоставить документы, на следующий день все эскроу-счета раскрываются, переходя на счета застройщика.
Борис Калинин: Застройщик даже может продать через банк свои нереализованные остатки.
Андрей Свердлов: Дом сдаётся в эксплуатацию, эскроу-счета раскрываются вне зависимости от того, сколько на них денег. Если их хватает только на погашение кредита, то они идут на погашение. Если хватает на часть кредита, то на погашение части кредита. У банка остаются в залоге права требования на построенные квартиры, если они уже введены в эксплуатацию. Плюс у банков есть свои ипотечные программы продажи квартир. В наших интересах продать квартиры, и мы можем управлять потоками ипотечного кредитования.
Владислав Ковалёв: При проектном финансировании банки идут навстречу застройщику. Если денежных средств не эскроу-счетах не хватает для полного погашения обязательств, то при раскрытии счетов часть средств идёт на погашение, а 15% остаётся у застройщика.
Любовь Антонова: Губернатор прямо сказал о тепловом ударе, о перегретости, что повышение цен на 20% — «это крутовато».
Что повлияло на рост цен? В чём риски? Дорогое жильё — это же хороший сигнал для экономики?
Андрей Свердлов: Действительно, есть рост цен, но это обычный рынок, где есть большой спрос, есть дешёвая ипотека, вводимое жильё плюс пандемия.
Любовь Антонова: А как пандемия могла повлиять?
Андрей Свердлов: Половина России решила купить у нас на побережье квартиры. Отчасти это те люди, которые не сильно смотрят на цены.

Круглый стол

Михаил Гулин,
руководитель центра ипотечного кредитования АО «Альфа-Банк»:
Единственная максимально комфортная курортная зона в стране — это Калининград.

Если тенденция в сторону увеличения спроса и роста цены за квадратный метр продолжится, то реновация станет вынужденной мерой вовлечения старых объектов в новое строительство

Круглый стол

Любовь Боровская,
генеральный директор «Союза строителей Калининградской области»:
Когда говорят о ценах, подразумевают, что у нас строители очень жадные.
Но причина не в этом. В начале пандемии мы готовили огромный перечень документов и статистику о том, насколько и как повысился одномоментно строительный материал. Цемент повысился в цене на 15–20%, железо — на 25. Подорожала доставка из Литвы, Беларуси. Хочу акцентировать, что нет огромной маржи у строителей, получаемой от роста цен на жильё.
Владислав Ковалёв: Себестоимость [строительства] действительно увеличилась, но рост цен на квадратный метр продиктован больше спросом, чем себестоимостью. Хочу заметить, что это действительно хорошо для экономики, потому что строительная отрасль — локомотив и мультипликатор для других отраслей. Денежные средства, полученные застройщиком, идут также в смежные отрасли. Первый риск состоит в том, что доступность жилья с ростом цен станет меньше. Второй риск. Увеличивается стоимость квадратного метра, растут объём кредитования и средний чек кредита, а доходы населения остаются на прежнем уровне. Это может привести к увеличению просрочки кредитных обязательств.
Любовь Антонова: Что скажете о дефиците жилья?
Борис Калинин: Во-первых, чтобы говорить о повышении цен, нужно сравнить цены в городах, условно конкурирующих с Калининградом. Например, Краснодарский край, Сочи. На сколько там за последние полтора года выросли цены? В сравнении с ними у нас цены ещё не начинали расти. И банки, я думаю, меня в этом поддержат, потому что, когда губернатор говорит о рисках повышения цен, — это, безусловно, большие риски. Потому что отрасль очень инертна, новых участков [под строительство] нет, соответственно, это увеличит объём спроса при недостатке предложения. И мы увидим ещё выше цены на жилье, особенно в городах-спутниках. Поэтому, когда говорят, что цены выросли на 20 процентов, это не предел.

Круглый стол

Любовь Антонова: Вы говорите о нехватке участков под строительство, но из правительства [Калининградской области] приходят сообщения о подготовке нескольких больших территорий под застройку
Борис Калинин: Земли много, но она не готова для того, чтобы её осваивать. Отсутствуют коммуникации. Мы не можем строить дом, если нет воды, канализации, электричества. Участков, готовых к освоению, очень мало, а в городе их становится всё меньше и меньше. На многих участках возможность [присоединения к коммуникациям] физически отсутствует, а подключение возможно, в лучшем случае, по муниципальным программам на 2023— 2025 год.
Любовь Антонова: Что думаете о реновации? Возможна ли реновация в Калининграде как альтернатива нехватки участков под застройку?
Любовь Боровская: Как реновация столкнётся с действующим законодательством? Для примера возьмём Ленинский проспект, пятиэтажку с земельным участком, у которого даже сейчас нет возможности поставить машину. Что такое реновация? Возведение вверх этажей на месте малоэтажных, а у нас по градостроительному законодательству это невозможно. Если говорить о комплексной реновации территории, тогда это возможно.
Борис Калинин: Для реновации нужно вносить изменения в генплан, правила землепользования. Они отразят и необходимый процент плотности застройки и, соответственно, её этажности. Должна быть «дорожная карта», если региональное правительство и муниципалитет по этому пути пойдут. Если экономика складываться не будет, ни один застройщик не придёт [в проект реновации].
Андрей Свердлов: Моё личное мнение — лучше хорошая реновация, нежели долго копить деньги в фонде капремонта.
Александр Ярошенко: Если тенденция в сторону увеличения спроса и роста цены за квадратный метр продолжится, то реновация станет вынужденной мерой вовлечения старых объектов в новое строительство.

Фотографии Светланы Андрюхиной, Виктора Гусейнова, Александра Подгорчука

Развитие определяет профессионализм

Персона

Екатерина и Сергей Круглик рассказывают о возможностях VIP Clinic, русской школе эстетической медицины и жизни на два города

Семья Круглик давно не нуждается в представлении в Калининграде. Воплощение в «Клинике внимания и понимания» революционной на момент 2008 года концепции, гласившей о необходимости тандема пластической хирургии и косметологии, сделало компанию одним из лидеров индустрии красоты. Дальнейшее развитие определила не подлежащая оговоркам позиция: в клинике должны быть представлены лучшие техники, а лучшие врачи должны работать на лучшем оборудовании. Сегодня Екатерина и Сергей Круглик транслируют эту идею на крупнейших профессиональных конгрессах — в их числе собственный «Балтийский международный конгресс по пластической хирургии и косметологии»18+ — ​и в стенах московского филиала VIP Clinic. Последний работает два года и уже входит в топ-5 лучших клиник России.

— Сергей, в одном из недавних интервью вы говорили, что неправильно рассматривать VIP Clinic только как клинику. Что это большой холдинг, включающий и дистрибьюторскую компанию, и учебный центр, и конгрессы.
Сергей: И клинико-диагностическую лабораторию VIP Lab, которая вначале появилась в московском филиале. Мы решили не ограничиваться столицей и открыли лабораторию в Калининграде. Теперь пациентам VIP Clinic доступно более полутора тысяч исследований на оборудовании экспертного класса.

— В Калининграде кто-то ещё предлагает такую широкую диагностику?
Сергей: Честно говоря, мы никогда не смотрели на то, какие услуги есть на рынке, — главной мотивацией остаются интересы пациентов. Мы предлагаем лабораторные исследования очень высокого уровня.

— Большинство новых проектов стали развиваться в 2018 году, когда VIP Clinic в Калининграде исполнилось десять лет.
Сергей: Это правда: к тому времени накопилось много наработок. Состояние, в котором мы находились, можно сравнить с состоянием сжатой пружины. Разжать её помог переезд в Москву. Открытие второй клиники расширило возможности и позволило запустить эти новые проекты. VIP Clinic в Москве помогает развиваться калининградской клинике, а калининградский опыт незаменим в Москве.
Екатерина: Поправлю Сергея Викторовича — ​мы не переехали в Москву, а начали жить на два города.
Сергей: Действительно, неправильно говорить о переезде. Такое впечатление может сложиться, если смотреть социальные сети, — ​контент в инстаграме часто связан с нашей деятельностью в Москве. Но мы по-прежнему ведём приём в Калининграде, развиваемся здесь и принципиально не собираемся от этого отказываться.
Екатерина: К слову, о новых проектах: вскоре после создания VIP Lab мы запустили Russian School. Команда «русской школы», в которую входят специалисты по маркетингу, менеджменту и финансам, занимается организацией мероприятий. Бренд объединяет крупнейшие конгрессы в России — ​инновационную школу эстетической медицины в «Сколково»18+, «Балтийский международный конгресс по пластической хирургии и косметологии», «Черноморский международный конгресс по пластической хирургии и косметологии»18+ — ​и ведущую международную площадку «Гримальди форум»18+ в Монако, объединяющую более десяти тысяч лучших докторов мира.
Сергей: В мероприятиях Russian School участвуют около 70 профессоров, докторов медицинских наук. Это ведущие специалисты страны, они не стесняются делиться своим опытом со слушателями: пластическими хирургами и косметологами.

— Вы часто говорите, что работаете только с лучшими специалистами. Спикеров Russian School выбираете по этому принципу?
Екатерина: Конечно, все участники проекта — ​признанные эксперты. Следующее мероприятие пройдёт в Геленджике, после состоится «Сколково», а в начале ноября —"Гримальди форум«. Тематика этого года — ​кремлёвские протоколы омоложения, я буду читать доклад о запатентованной VIP Clinic технологии «Селфиомоложение» (неинвазивное лазерное лечение и омоложение кожи, в 2019 году получила награду Glamour Best of Beauty. — ​Ред.). Мы впервые представим её лучшим международным специалистам, это очень ценно.

Персона

Екатерина Круглик
Врач-косметолог, пластический хирург, главный врач клиник пластической хирургии и косметологии VIP Clinic в Москве и Калининграде. Научный руководитель секций косметологии российских и международных мероприятий Russian School. Член Российского общества пластических и реконструктивных и эстетических хирургов ОПРЭХ, член международного общества WOSIAM, эксперт общества специалистов нитевых технологий ОСМНТ. Тренер-эксперт международного уровня.

— Что помогает всё успевать, живя на два города?
Екатерина: Правильное планирование. Единственное, что изменилось, — количество выходных дней. Два года назад они у нас ещё были (улыбается). Мы стараемся максимально уделять внимание обеим клиникам, половину времени проводим в Калининграде. VIP Clinic — ​самодостаточный проект, где работают высококлассные специалисты: врачи-косметологи, пластические хирурги, профессиональная команда анестезиологов, хирургические, операционные, процедурные сёстры. У них впечатляющий опыт и потрясающие работы. В клинике в Москве, к примеру, ведёт приём трихолог из Сербии — ​помогает восстановить волосяные луковицы, улучшить рост волос. Есть врачи, специализирующиеся на лазерных технологиях.

— Расскажите подробнее о технологиях, которые представлены в Калининграде.
Екатерина: В VIP Clinic представлены все типы лазеров и фотосистем, зарегистрированные в России. Отдельного внимания заслуживает криолиполиз CoolSculpting, позволяющий заморозить локальные жировые отложения, — ​похудение происходит в течение трёх месяцев, без реабилитации. Установлены уникальный по характеристикам американский аппарат для удаления волос, ультразвуковой smas-лифтинг Ultherа, Morpheus — ​самая крутая в мире фракционная технология по безоперационному омоложению кожи и лифтингу мягких тканей лица, для коррекции растяжек и работы с рубцами.
Сергей: Помимо всего перечисленного Екатериной Владимировной, у нас есть сама Екатерина Владимировна. Она разработала комплексные протоколы работы с проблемами пациентов, позволяющие сочетать разные техники для получения максимальных результатов.

— Открывая филиал в Москве, вы тиражировали опыт Калининграда? Например, при выборе технического оснащения.
Сергей: Мы понимали, что мы классная клиника с хорошими результатами, хорошим потоком пациентов…
Екатерина: …с хорошей репутацией.
Сергей: С хорошей репутацией. Хотели сделать то же самое, но теперь в Москве. Получилось.

— Есть ли принципиальные отличия в работе VIP Clinic в Калининграде и VIP Clinic в Москве?
Екатерина: Обе клиники находятся в центральных, элитных районах. В Москве немного дороже, но это связано с рынком. Московские пациенты, из тех, кто, может быть, хочет сделать процедуру дешевле, могут прилететь в Калининград. Для калининградских пациентов доступны специальные предложения — выбирая VIP Clinic в Москве, они ни в коем случае не переплачивают.
Единственное, что отличает московскую клинику, — ​американский пикосекундный лазер последнего поколения, один из десяти в России. Это самый дорогой аппарат в мире, в его разработке участвовало NASA. Решает проблемы с пигментацией, удаляет татуировки без рубцов и тяжёлой реабилитации. Приобретать оборудование такого уровня для калининградской клиники нерентабельно из-за недостаточного спроса. Но мы всё равно не отказываемся от этого плана. В то же время в Калининграде есть Morpheus, тогда как в Москве — Scarlett, также работающий по микроигольчатой технологии. Это все отличия.

— Что сегодня определяет развитие клиники?
Екатерина: Как и всегда, профессионализм. Он, в свою очередь, невозможен без опыта, адекватного образования врачей на лучших базах, современного оборудования. Нет ни одного аппарата, который я хотела бы приобрести дополнительно, — ​в VIP Clinic есть всё. Кроме CoolSculpting, Morpheus, Scarlett, Ultherа доступны неодимовый и эрбиевый лазеры, процедуры, которые обновляют ткани кожи, убирают мелкие морщины, сосуды и пигментные пятна, массажи, миостимуляция, программы реабилитации после хирургического вмешательства и многое другое. Мы инвестируем в высококлассное оборудование, не принимая во внимание только его окупаемость. В клиниках есть лазеры, которые в принципе никогда не окупятся. Но мы всё равно приобретаем их, поскольку они решают проблемы пациентов.
Сергей: Что касается хирургии, есть авторские техники работы с молочной железой — ​бесшовные подтяжки, подтяжки с сохранением лактации, — ​эндоскопический лифтинг лица, темпоральный лифтинг верхней трети лба. Работают узкоспециализированные хирурги, занимающиеся эстетической и функциональной риносептопластикой. Специалисты, выполняющие коррекцию передней брюшной полости, — ​такие операции проходят совместно с общим хирургом, чтобы не допустить образования послеоперационной грыжи. Одно из новых направлений — ​high definition* липосакция. Мы не просто удаляем жировую ткань там, где её в избытке, а как скульптор, перемещаем туда, где недостаёт, формируем рельеф. Такая работа позволяет сократить реабилитационный период и получить более выраженные эстетические результаты.

Персона

Сергей Круглик
Пластический хирург Института пластической хирургии и косметологии, кандидат наук. Главный окружной пластический хирург САО, СВАО г. Москвы, член профильной комиссии по пластической хирургии при главном внештатном специалисте Министерства здравоохранения РФ — Наталье Мантуровой, действующий член ОПРЭХ. Руководитель сети клиник пластической хирургии и косметологии VIP Clinic.

— Долго присматриваетесь к новым технологиям, прежде чем внедрить их?
Екатерина: Мы знакомимся не только с процедурой, но и с её авторами — посещаем производство, общаемся с собственниками. После этого собираем информацию об опыте применения у международных коллег, смотрим, как та или иная технология интегрируется в российский рынок. Ждём, когда компания-производитель проведёт доклинические и клинические испытания, а компания-дистрибьютор получит регистрационное удостоверение. Только после этого берём аппарат или технологию на апробацию, принимаем решение.

— Как происходит работа над авторскими техниками, например «Селфиомоложением»?
Екатерина:
Я очень осторожно отношусь к слову «авторский», но именно этот термин лучше всего помогает объяснить, что та или иная техника принадлежит мне, основываясь на опыте и имеющемся в клинике оборудовании. Создание новой техники — история комбинаций разных процедур, невозможная без advanced** владения каждой из них и глубокого понимания физики, химии, физиологии, анатомии. Когда ты осваиваешь монопроцедуру, начинаешь думать, с чем её сочетать, чтобы результат был ещё лучше.
Сергей: В хирургии иначе. Несмотря на то, что каждый пациент индивидуален, вмешательства стандартизированы, выполняются по определённому протоколу — ​опять же, чтобы понимать гарантию вмешательства. Новые способы хирургической коррекции возникают в ответ на запрос пациентов, так было с техникой подтяжки груди с сохранением лактации. Пациент всегда в фокусе внимания — ​это лежит в основе нашего подхода.

Открытие второй клиники расширило возможности и позволило запустить новые проекты. VIP Clinic в Москве помогает развиваться калининградской клинике, а калининградский опыт незаменим в Москве

— Хочу поговорить с вами о трендах: глобальном курсе на естественность, позитивном отношении к возрасту, уважении к его особенностям.
Сергей: Мы всегда за естественную красоту. Но давайте будем честны: на бодипозитив нельзя смотреть под одним углом. Внешность и паспорт не всегда совпадают. Когда человек в шестьдесят лет выглядит на сорок, можно говорить о том, как здорово естественно стареть. Но когда в сорок его принимают за пожилого человека, возникают настоящие терзания. Омолаживающая процедура в таком случае — ​история про позитивное или негативное отношение? Второе направление пластической хирургии — не коррекция возрастных изменений, а бьютификация. Допустим, девушке достался папин нос, она хочет восстановить пропорции лица. Какова плоскость этих рассуждений? Скорее позитивная, потому что операция позволит ей стать уверенной в собственной внешности. Женщине после родов нужно скорректировать грудь, переднюю брюшную стенку, избавиться от других недостатков. Ещё один угол зрения — ​пациенты с онкологией молочной железы.
Екатерина: Я всегда за позитивное отношение к внешности. Если человек счастлив в своём теле, никогда не буду склонять его к вмешательству, а скажу: «Вы прекрасны». Обращаться к хирургу следует, когда не остаётся никаких сил смотреть на собственное отражение в зеркале. То же самое с косметологией — ​нужно точно знать, что процедура необходима. Консультации начинаю с жалоб, собираю анамнез, смотрю на эластичность кожи и неровности, если требуется, отправляю пациента на ультразвуковое исследование мягких тканей. Чтобы точнее прогнозировать эффект косметологического лечения, в VIP Lab доступен бьюти-скрининг. Этот анализ состоит из 45 показателей — ​витамины, минералы, аминокислоты, белки, гормоны — ​и многое говорит о внутреннем старении организма. Кроме этого, активно обсуждаем с коллегами «дисморфию селфи» — ​я одна из первых в России подняла этот вопрос на международном уровне.

— Объясните, что это?
Екатерина: Раньше пациенты приносили на приём фотографии голливудских звёзд и просили сделать губы, как у Анжелины Джоли. Сейчас они приносят свои фотографии, отфильтрованные в снэпчате. Врачу нужно определить — ​это неприятие себя или дисморфия, при которой требуется участие в лечении других специалистов.
Возвращаясь к вопросу о трендах. Проанализировав все обложки журнала Glamour16+ за последние двадцать лет, я обратила внимание, что у героинь узкий ровный нос, выраженные скулы, впалые щёки, чёткая линия нижней челюсти, пухлые губы и, главное, гладкая, ровная кожа. Второй вывод — ​максимальная естественность и натуральность. Без них результат процедур будет выглядеть вульгарным.
Сергей: Мы убеждены, что инъекционная косметология без каких-либо аппаратов рано или поздно заходит в тупик. В Москве часто видим последствия — ​у пациентов, которые годами раздували лицо уколами и не делали лечебные процедуры, кожа в ужасном состоянии. Это ещё раз доказывает, что современная эстетическая медицина немыслима без высоко­качественного оборудования.

Софья Сараева
 Фотографии предоставлены компанией

Тактический урбанист

Новые русские

Куратор проекта Practica School, сооснователь сообщества «СПОТ» Никита Степанов о развитии городской среды и перевоплощении Балтийска

     С 1 августа по 13 сентября в Балтийске впервые работала школа урбанистики16+. Группа местных жителей и нескольких активистов из Калининграда вместе с кураторами «СПОТа» создавали несложные по конструкции, но важные для формирования общественной самоидентичности проекты.
     — Чем занимается ваше сообщество?
     — Мы реализуем проекты, связанные с развитием городской среды. Среди них наша основная компания «Развитие городов», занимающаяся управлением, разработкой концепций для торговых центров и объектов коммерческой недвижимости, а также проект UNIT, где мы делаем упор на модульных решениях на базе морских контейнеров. Арт-группа «СПОТ» — творческий стрит-арт проект, направленный на разработку новых средств художественной выразительности в работе с пространством. Наша деятельность всегда была связана с бизнесом, но у меня долгое время сидела в голове мысль о создании некоммерческого проекта. Этим летом появилось новое образовательное направление — «Практика», связанное с развитием территорий небольших городов.
     Наш главный принцип — создавать проекты, притягивающие взгляды, вызывающие интерес и положительные эмоции. Мы создаём места, в которых хочется остаться.

     — Как «Практика» оказалась в Балтийске?
     — Начать стоит с конкурса по формированию кадрового резерва в Санкт-Петербурге, где я познакомился с Максимом Коваленко, работавшим на тот момент в строительной сфере в Калининграде. Я уже занимался архитектурой и разработкой концепций для различных объектов, на этой почве мы начали придумывать проекты общественной ценности. Очень долгое время у нас не получалось — то работа, то ещё какие-нибудь дела. А однажды Максим позвонил мне и сказал, что работает в Балтийске и может обсудить с администрацией проект по развитию городской среды. Мы посмотрели город, провели пару конференций с мэром в Zoom. Оказалось, что здесь планируется пара крупных проектов по глобальному развитию, и мы можем гармонично дополнить друг друга. Зачастую глобальное что-то происходит, но жизни в этом глобальном нет, потому что инициативы в локальных вопросах должны идти снизу вверх, а не сверху вниз, как это чаще бывает.
     Летняя школа создана для того, чтобы сформировать сообщество урбанистов, дать им инструменты, с которыми можно работать, и когда будут крупные преобразования, они, со своей стороны, могли бы предложить более уникальные и локальные идеи. Даже небольшие проекты способны модерировать настроение горожан. Начав с малого, можно «задать тон» всему городу, а никто не знает его уникальность лучше, чем местные жители. Балтийск подошёл как нельзя кстати. Мы решили начать с двух проектов: «Эрудит» и площадки для сборки паруса виндсёрфинга. Первый представляет собой большую интерактивную версию одноимённой настольной игры и нацелен на «активацию» горожан, раскрытие их творческого потенциала. Второй является отражением города, способным создать новое сообщество, воодушевлённое балтийским ветром. К сожалению, построить станцию для сборки парусов не успели, но мы вернёмся в мае и продолжим работу.

Новые русские

Чтобы заниматься тактическим урбанизмом, ты должен понимать, как это работает не только в теории, но и на практике, научиться мастерить своими руками

     — Расскажи подробнее о проекте «Эрудит».
     — «Эрудит» предложила одна из организаторов проекта. Мы хотели найти малую архитектурную форму, чтобы создать нечто многофункциональное и показать элементы работы с суперграфикой и интерактивом. Чтобы заниматься тактическим урбанизмом, ты должен понимать, как это работает не только в теории, но и на практике, научиться мастерить своими руками. Ученики школы не профессиональные строители, и мы не смогли бы построить что-то сложное, а эта игра хорошо подходила.

     — Получилось в итоге «вдохнуть жизнь»?
     — Думаю, да. Я понял это в тот момент, когда ученики стали предлагать собственные идеи, выходя за рамки программы школы, и даже пытаться их осуществить. Ещё когда мы делали небольшое пространство на Балтийской косе, к нам подходили прохожие, интересовались происходящим. После короткого рассказа об идее проекта они охотно присоединялись к нам. Это и была главная цель: чтобы остались ребята, которые самостоятельно смогут трансформировать среду.

     — Проект осуществлялся при грантовой поддержке?
     — Нет, мы заранее обговорили материальное участие с нашей стороны и со стороны администрации города. Взяли на себя спикеров и затраты на продвижение проекта, а администрация предоставила площадку и материалы. В результате мы все немного вышли за рамки бюджета.

Новые русские

Словарь начинающего урбаниста 

  • Урбанистика — учение, объединяющее в себе научные данные на стыке архитектуры и общественных наук, о том, как люди взаимодействуют с элементами городской среды и друг с другом с целью развития различных гороТактический урбанизм — подход к изменению городской среды через краткосрочные, недорогие и легко масштабируемые изменения.
  • Тактический урбанизм — подход к изменению городской среды через краткосрочные, недорогие и легко масштабируемые изменения.
  • Малые архитектурные формы (МАФ) — вспомогательные архитектурные сооружения и художественно-декоративные элементы, дополняющие дизайн ландшафта или городской территории.
  • Суперграфика — украшение графическими средствами объектов дизайна и архитектуры, выявление или разрушение этими средствами плоскости и объема.

     — Такие примеры показывают, что урбанистика сегодня — это не «высокая наука для избранных», а вполне прикладное знание для каждого неравнодушного горожанина. Так ли это?
     — Это философский вопрос. Если спросить, допустим, у среднестатистической русской женщины, живущей в сталинке, хочет ли она вместе со своими соседями создать небольшой кинотеатр или место для творческих встреч на заднем дворе — в ответ можно услышать, что она сильно устала работать шесть дней в неделю. Вернувшись домой, готовит ужин на всю семью и падает с ног, а в воскресенье просто лежит весь день, потому что нет сил. Таких примеров в нашей стране много. Чтобы человек чуть чаще начал задумываться над тем, что творится за пределами его квартиры, сперва нужно позаботиться о том, чтобы у него хватало денег и свободного времени на существование. Пока этого не произойдёт, говорить о том, что каждый человек должен быть амбассадором урбанизма, бесполезно. С другой стороны, если не будет энтузиастов, которые пытаются изменить городскую среду и доносят важность урбанистики до каждой условной бабушки у подъезда, то вообще не будет никакого позитивного движения. В общем, это отсылает нас к вопросу: «Курица или яйцо». Конечно, было бы хорошо, если бы мы доросли до уровня, когда каждый гражданин стал бы социально ответственным и в рамках хотя бы своего двора предлагал позитивные изменения.

     — В последнее время слово «урбанизм» стало практически ругательством. Как ты к этому относишься?
     — Тут тоже палка о двух концах. С одной стороны, сейчас много блогеров, часто ошибающихся в терминологии и верности предложенных решений, но зачастую это могут заметить только люди, компетентные в теме. Если говорить глобально, для обывателя любая информация об изменениях в городской среде имеет позитивное влияние. Вода камень точит.

     — Несмотря на популярность темы, мы всё ещё ежедневно сталкиваемся с недостаточно развитым уровнем базового комфорта и визуальной эстетики в городах. Что может подтолкнуть Россию развиваться в этом направлении быстрее и принимать правильные решения?
     — Это большой стереотип, что проекты в сфере улучшения городского пространства практически неосуществимы. На самом деле интерес к теме растёт: если у тебя хороший проект и ты правильно подготовился ко всем этапам его защиты, есть все шансы получить поддержку. Да, это требует усилий, но ведь так с любой идеей?
     Как раз в Балтийске я в очередной раз убедился в демократичности тактического урбанизма, когда городские власти объединились вместе с местными жителями для создания проекта общественной направленности. Мы не просто создали объект, с которым можно взаимодействовать, а, что намного важнее, изменили восприятие людей, дав им понять, что они сами могут улучшать свой город простыми, быстрыми и эффективными методами. Подобные проекты направлены в большей степени на побуждение людей вести себя иначе, выстраивая социальные связи.

Софья Сараева
 Фотографии Светланы Андрюхиной