Архив рубрики: Без рубрики

Улица Коперника: ширина двух карет

Место, примечательное средневековой планировкой, — рассказывает Андрей Кропоткин, — и тем, что носило имя вождя прусской оппозиции, воевавшего против Тевтонского ордена

Авторская колонка

Дензнаки
Улица Коперника, что в Ленинградском районе Калининграда, — яркий пример средневековой планировки Кенигсберга. Например, ширина ее на нынешнем участке между домами № 4 и № 6 дает полное представление о том, что разъехаться здесь можно было только двум каретам…
     Улица протяженностью чуть более 300 метров берет начало от улицы Житомирской (бывшая Штайндамм) и тянется по гребню холма в западном направлении. Заканчивается тупиком. Первые строения здесь стали появляться уже в 1541 году. Как свидетельствуют документы, в 1543 году улица называлась Глаппенберг, то есть «Гора Глаппе» — по имени прусса, возглавившего знаменитое прусское восстание, продолжавшееся более десяти лет. Будучи родом из знатного семейства прусского вождя, Глаппе был насильно взят Тевтонским орденом для обучения. Такая практика, по мнению руководителей ордена, должна была онемечивать прусскую аристократию. Вышло же наоборот: набравшись в Германии знаний, в том числе военных, Глаппе вернулся на родину и в 1261 году возглавил восстание против ордена в прусской земле Вармия. Это великое восстание пруссов причинило немало хлопот крестоносцам. Во время восстания Глаппе разрушил и сжег замок Бранденбург (поселок Ушаково Гурьевского района), но в конце концов в 1273 году попал в плен к рыцарям и, как гласит одно из преданий, был повешен на холме возле Кенигсбергской крепости.
     В 1595 году улица стала называться Ролльберг (Высокая гора), в 1632 году ей вернули первое имя — Глаппенберг, а в 1648 году несколько измененное второе — Обер-Ролльберг (название существовало до 1945 года).

Исторические прогулки

Начало Оберрольберга (улицы Коперника). Фотография 1910 года

     На улице сохранилось несколько старых зданий, которые стоят на средневековых фундаментах, что красноречиво свидетельствует о ее возрасте. В доме № 4 на улице Коперника сейчас находится филиал редакции «Российской газеты» (ранее здесь располагалась редакция издаваемой Леонидом Горбенко газеты «Дмитрия Донского, 1»). Этот участок улицы был замощен булыжником в XV веке. Во времена губернаторства Леонида Горбенко в 1990‑е булыжник покрыли слоем асфальта.
     Имя великого ученого-астронома в 1877 году получил дальний участок улицы. Мы знаем Николая Коперника как выдающегося астронома, доказавшего факт вращения Земли вокруг Солнца, а вот своим современникам он был более известен как врач, с успехом практикующий в свободное от административных занятий (служил каноником) время. Его труды по астрономии, опубликованные лишь в год смерти ученого, написаны на латыни и не сразу стали известны широкой публике. Именно в качестве врача Коперника пригласили в Кенигсберг для лечения советника Георга фон Кунхайма, чему предшествовала долгая переписка герцога Альбрехта с польскими духовными лицами. Георг фон Кунхайм был зятем Мартина Лютера, известного богослова, с именем которого связан период Реформации в Пруссии.

Исторические прогулки

Оберрольберг (улица Коперника) и Штайндамм (улица Житомирская) с подпорной стеной Альтштадтского городского рва. Вид с востока. Фотография 1900 года

     Коперник прибыл в Кенигсберг 8 апреля 1541 года и покинул его 3 мая, занимался лечением советника, который прожил еще два с половиной года…
     Вернемся к истории улицы. В середине 1940‑х она была застроена, но во время бомбежки английской авиацией в августе 1944 года четная сторона улицы оказалась разрушена. После взятия Кенигсберга советскими войсками получила название Верхний вал, впоследствии — Коперника.
     Нельзя не упомянуть о том, что историческое начало улицы Коперника — это Нойроссгартенская кирха. Строительство кирхи в Новом Россгартене (район Кенигсберга) началось 31 мая 1644 года и завершилось торжественным освящением храма 5 декабря 1647 года. Кирха имела традиционную ориентировку по сторонам света. Высокая церковная башня была построена в 1685-1695 годах и достигала 84 метров. Кафедра изготовлена в 1848 году, орган — в 1737‑м мастером Адамом Каспарини. Кирха сильно пострадала во время бомбежки в августе 1944 года, руины окончательно снесли в 1975 году. Сейчас на ее месте находится спортивная площадка школы № 23.

Исторические прогулки

Кройцштрассе (улица Салтыкова-Щедрина), идущая в сторону Оберрольберг (улица Коперника). Вид с севера. Фотография 1900 года

     Есть на улице Коперника и современная пятиэтажка (Коперника, 8-10). На пересечении с улицей Больничной — здание Химического института, возведенное в начале XX века, ныне в сохранившейся его части располагаются офисные помещения коммерческих организаций. Неподалеку — спуск к Московскому проспекту, который был реконструирован: ранее спуск этот назывался Бауэрн-хоф, по названию холма Бауэрн.
     К слову, в Средние века на этом месте существовало подворье. Ныне на склоне возвышается семиэтажное здание довоенной постройки (улица Коперника, 21), в котором до войны располагался центральный городской ломбард, а в послевоенное время — склад обуви. Ломбард выполнял не только привычную для нас функцию, но и социальную: малоимущим кенигсбержцам могли предоставить ссуду в качестве прожиточного минимума даже без залога, а также вернуть вещи по истечении срока, если не было средств выкупить их.

Исторические прогулки

Оберрольберг (улица Коперника). Вдали видно здание Кенигсбергского ломбарда (сейчас обувной склад). Фотография 1910 года

     На боковой стене бывшего ломбарда виден большой лозунг: «Калининградцы, превратим наш город в образцовый по благоустройству и общественному порядку!» Эта надпись появилась в 70‑х годах прошлого века, была видна даже с Московского проспекта, а ныне — только с улицы Коперника: надпись заслонил длинный современный многоэтажный дом, относящийся к Московскому проспекту.
     Как мы уже упоминали, улица Коперника заканчивается тупиком, достопримечательностью которого является возведенное в начале 1940‑х годов наземное бомбоубежище: мрачноватое массивное сооружение, напоминающее стены средневековых кирх. С него, кстати, в Кенигсберге начиналась новая улица (сейчас это участок улицы Вагнера).

Иллюстрации Маргариты Мироновой
 Фотографии из архива Андрея Кропоткина

Минное поле российского рынка

Реализация универсальных интернациональных концепций в условиях российской действительности подвержена деформации и смещению акцентов. Примеры рассматривает консультант по брендингу Александр Пронин

Авторская колонка

Александр Пронин
Долгое время Россия шла по собственному уникальному пути, отвергая привычные другим маршруты, но попытки культурной и экономической ассимиляции внесли коррективы. В настоящее время сознание и личный опыт российского гражданина сочетают несочетаемое. Остатки победно-трудовой официальной риторики и зачатки критического восприятия реальности. Удивительная терпимость к разнообразным проявлениям индивидуального безумия и ненависть к примерам обычной толерантности. Стремление попробовать все новое и необычное и искренняя любовь к традиционным рецептам. Эти крайние точки проявления национального характера, наверное, и можно назвать широтой русской души.
     Естественно, эта широта накладывает отпечаток и на реализацию мировых трендов в сфере потребления. Проще говоря, любые ультрамодные веяния, преломляясь сквозь призму национального самосознания, обретают новое лицо. С российским колоритом и ясно уловимым ароматом березы и кваса, — с точки зрения некоторых интернациональных специалистов. Рассмотрим конкретные примеры этого преобразования.
     Одним из ключевых трендов становится абсолютизация потребительского опыта. Чувствам и ощущениям обычного покупателя другие потребители доверяют намного больше, чем сотне ведущих ученых с экспертными заключениями. Однако если в условиях жестко регулируемого европейского рынка выбор между отличным и просто хорошим — вопрос личных предпочтений, российский опыт потребления диктует другие принципы отбора. Огромное количество фальсификата, недобросовестная конкуренция и лозунг «Не обманешь — не продашь» делают из тех, кто предлагает качественные и беспристрастные обзоры товаров и услуг, добровольных саперов на минном поле. И порой это Поле Чудес отечественного бизнеса больше похоже на место выгула домашних животных по весне: большинство мин обладает характерным запахом и консистенцией.
     Следующий тренд глобального бизнеса по привлечению своего потребителя — размывание возрастных и половых ограничений. В показах и промороликах используются модели всех возможных цветов и размеров, а также полов и степеней ограничения возможностей. Но традиционное российское общество с большим скептицизмом относится к данной тенденции. Если активно пропагандируемое неприятие объективации женского тела еще находит отражение в сердцах и постах части прогрессивного интернет-сообщества как символ борьбы за половое равенство, то наигранная симпатия к бодрым пенсионерам в качестве примера лояльности общества к возрастным изменениям в роликах ПФ РФ и различной социалке вызывает лишь усмешку. Гендерное разнообразие ограничено фильмами РЕН ТВ о загнивании Запада, а дети со специфическими потребностями стойко ассоциируются с просьбами о сборе денег на операцию.
     А ведь именно представители небольших страт российского общества реализуют тренд популярности местных и «зеленых» товаров. Ставшая повсеместной во многих странах, эта тенденция у нас лишь начинает свое пока еще не победное шествие. Востребованность локальных продуктов у пенсионеров, например, часто обусловлена отнюдь не качеством и пользой для мировой экологии, а лишь относительной дешевизной. Попытка молодых мам выбирать экопродукты опять же диктуется не заботой о будущем планеты, а надеждой на соответствие заявленных характеристик товара здоровью малыша. Хотя развитие сетей по продаже органических продуктов и «фермерских» производств говорит, что перспективы этого сегмента рынка вполне соответствуют общемировым трендам, а учет глобальными корпорациями местных традиций и вкусов приобретает массовый характер.

При массовом производстве и дешевизне револьвер Кольта получил название «Великий уравнитель», так как уравнивал силы «качка» и громилы с лицом, не имеющим большой физической силы

Маркеры

     Так, традиция детоцентризма всегда была присуща российскому обществу. Набирающий в сети популярность хэштег #яжемать — яркое проявление абсолютизации этой тенденции. Несмотря на негативную оценку в онлайне, в реале значимость этой категории потребителей обретает все больший вес. Строительство сугубо детских кафе, оборудование различных досуговых зон во взрослых заведениях, семейные онлайн- и офлайн- развлекательные и обучающие проекты и порталы — все это отражение глубокого сдвига, происходящего в сознании рядового российского потребителя. Теперь никого не удивить присутствием детей в заведениях, до недавнего времени бывших adult only*, а отсутствие пеленального столика в туалете — повод выразить возмущение отсутствием клиентоориентированности, — в то же время просвещенная Европа уже удивляет отсутствием ставших привычными в России детских меню в ресторанчиках и кафе. Широта русской души в любви к детям проявилась в полной мере — наличие, к примеру, возрастных ограничений у зрелищ любого рода останавливает лишь самых тревожных родителей.
     Вообще, сложно поверить, насколько легко довольно негибкое в отдельных вопросах российское общество адаптировалось к новым реалиям жизни — в онлайне. Покупки и развлечения, обучение и общение — многое из того, что требовало выхода из дома, теперь требует лишь выхода в интернет. И дети, и родители, и даже старшее поколение оказалось способно не только принять мировой тренд ухода в виртуальную реальность, но и встать во главе процесса. Кто-то покупает гаджеты для реализации идей по преобразованию быта и будней, а кто-то учится пикировать рассаду в ютьюбе. Одни сажают виртуальную морковку на нарисованной ферме, другие майнят крипту — и вы никогда не угадаете, сколько лет первым или вторым. Интернет — вот единственный уравнитель, помимо револьвера Кольта**, оказавшийся способным сделать для развития и консолидации российского потребительского сообщества больше, чем все законодательные инициативы.
     Говоря о консолидации потребителей, нужно отметить огромное влияние на этот процесс экономических факторов. Безусловно, отголоски финансовых кризисов тревожат все страны. Так или иначе, все категории населения чувствуют как изменение бизнес-активности, так и волатильность рынка труда, но уникальность российского опыта состоит в огромной разнице между доходами беднейших и богатейших семей. Отсутствие выраженной прослойки среднего класса заставляет большое количество российских потребителей чутко реагировать на любые изменения финансово‑экономической жизни страны. Если мировой тренд на экономию без снижения уровня потребления и изменения отношения к шопингу как явлению вызван ростом сознательности потребления, то у нас дело обстоит несколько иначе. Экономия на всем, что нельзя назвать жизненно необходимыми товарами, резкое падение объемов рынка при любых признаках движения рубля, изменение структуры потребительской корзины в зависимости от политической повестки и параллельно наращивание потребления в сегменте luxury***.
     Безусловно, потребление напоказ и статусные продукты перестали быть приметой обеспеченного русского человека. Доступная роскошь, новая роскошь и различные продукты коллабораций люксовых брендов с молодыми хулиганами с улиц стали заменой тяжелому пристрастию к традиционному «дорого-богато». Что, впрочем, нисколько не меняет восприятие русского человека за рубежами нашей необъятной Родины. Не только россияне рабы своих традиций и привычек.

* Только для взрослых, ** Лакшери, *** При массовом производстве и дешевизне револьвер Кольта получил название «Великий уравнитель», так как уравнивал силы «качка» и громилы с лицом, не имеющим большой физической силы. Распространение револьвера привело к резкому снижению хулиганства и драк в городах. Кольт обеспечивал общественный порядок в салунах и барах на Диком Западе без привлечения полиции. Револьвер Кольта сорок пятого калибра воспет американским искусством, литературой и кино – как залог демократии, став уникальной составляющей истории американского общества

Театр больших денег

Если вы верите в геополитическую напряженность, допускаете противостояние России и Запада, более того, опасаетесь за мирное будущее, то рассуждения Павла Голубева способны заменить вам снотворное на период политических дрязг

Авторская колонка

Дензнаки
Вы никогда не задумывались о том, что практически все участники практически всех геополитических конфликтов, будь то Россия и Запад, США и Северная Корея, США и Китай, по итогам той или иной напряженности, когда воздух из щек вышел, а кулаки разжались, остаются с теми или иными «плюшками» на руках. Одни — с выросшей экономикой, другие — с новыми заказами предприятий, третьи — с подросшим рейтингом своего лидера, а кто-то и вовсе с решенной задачей по выполнению социальных обязательств. По сути, когда страны бодаются, вы, сидя у телевизоров или читая ленту новостей, должны быть уверены в одном — кто-то снова крутанул барабан с беспроигрышной лотереей, играя на патриотических чувствах.
     Но сначала прелюдия. Как только цифровые технологии захватили финансовые рынки, делать деньги из воздуха на спекуляциях, слухах, новостях и прочем фоне (шуме) стало не просто легко, а крайне просто. Теперь, чтобы отыграть геополитическое событие на валютном или фондовом рынках, достаточно секунд. Секунд, которые приносят авторам новостей миллиарды долларов. Это происходит настолько быстро и незаметно для глаз народа, что об этом не принято знать и даже догадываться.
     Давайте разберем самый свежий пример. Я не большой поклонник различных теорий заговора, но когда после драки ее участники сверкают лоском одежды и здоровьем лица -начинаю сомневаться, а была ли драка. А если по итогам драки у любителей помахать кулаками еще и наполняются карманы, то уйти от сомнений и вовсе не получается. Последняя «драка» — это ракетные удары со стороны США по городу Дума, что в Сирии, а также введение и анонсирование новых санкций. «Подкукарекивание» Макрона и «прихрюкивание» Мэй в расчет не беру, — ведь мы о больших деньгах и большой геополитике. Последствия для Сирии — тема неинтересная, так как Асад всего лишь сдает в аренду небольшую песочницу, где «большие ребята» меряются «куличиками» из песка. А вот что случилось у «больших ребят», куда интереснее.

Дензнаки

Акции российских компаний – это актив, который наиболее подвержен геополитическим спекуляциям по поводу и без него, поэтому делать деньги на скупке внизу и продаже наверху все тем же зарубежным инвесторам можно бесконечно и с улыбкой на лице

     Дональд Трамп в очередной раз отвлек непостоянных американских избирателей от растущего госдолга США и нарастающей ностальгии по Бараку путем сотрясания белокурой челкой и ракетной мощью. Таким образом, Трамп наконец-то сделал то, на что у него не хватило размера «куличиков» в предолимпийский северокорейский кризис. Несмотря на личные амбиции и рейтинг лидера, позиция США относительно России и Сирии — тоже история про деньги. Трампу нужно сделать еще очень многое, чтобы закрыть обещания, данные своим инвесторам в период предвыборной кампании. Более того, Трампу нужно ломать через свое не первой свежести колено Федрезерв, кто бы его ни возглавлял. Чтобы вы понимали, ФРС — это такая злая тетка из бухгалтерии, которую боятся и президент, и Конгресс. Чтобы уметь продавливать ФРС, и Трампу, и любому другому президенту-рес-публиканцу нужно иметь очень хороший рейтинг и авторитет. У Трампа, по сути, только два источника роста для обоих показателей — бряцанье оружием и твиттер. Трамп на время заручился поддержкой своих друзей (врагов) на родине, поэтому до осени сможет диктовать регулятору свое видение монетарной политики.
     Что касается России, то нам также удалось достичь свои цели по итогам псевдоконфликта. Падение фондового рынка, спровоцированное санкциями со стороны США, поверху кажущееся трагедией, по сути, явилось таковой лишь для неподготовленных трейдеров и инвесторов, особенно западных. Да, иностранный капитал побежал из российских активов, распродавая акции в сильно красной зоне, но ведь когда акции кто-то продает, тем более задешево, их же кто-то покупает. Вот этот второй кто-то запросто может оказаться с российским паспортом или преследовать интересы Москвы. Оно и понятно — кто бы отказался вернуть часть акций по дешевке, чтобы, дождавшись лучших времен, продать их бывшим владельцам втридорога?
     Таким образом, акции российских компаний — это актив, который наиболее подвержен геополитическим спекуляциям по поводу и без него, поэтому делать деньги на скупке внизу и продаже наверху все тем же зарубежным инвесторам можно бесконечно и с улыбкой на лице. Другие задачи правительства РФ — выполнение социальных обязательств, а также снятие с повестки дня вопроса о повышении пенсионного возраста тоже были решены благодаря театральной постановке с Трампом в главных ролях. Рубль упал, несмотря на дорожающую нефть, благодаря чему зарабатывать в долларах и платить пенсии и зарплаты бюджетникам в рублях стало еще приятнее. Кроме того, увеличились заказы у оте-чественных экспортеров. Получается, что мы переживали и думали «как бы не было войны», а наверху просто решали свои задачи путем формирования дополнительной денежной массы на геополитическом хайпе (по-другому это и не назвать).
     Если одного примера мало, то незадолго до зимних Олимпийских игр в Южной Корее вокруг Северной разгорелся нешуточный конфликт, в котором на месте Дамаска был Пхеньян, а на месте Москвы — Пекин. Трамп тогда бряцал тихоокеанским флотом в Японском море, а Пекин подогревал интерес к собственной экономике с помощью вероятной поддержки Северной Кореи. Как итог — рост ВВП Поднебесной по итогам первого квартала превзошел все ожидания. Вот что значит нагнать заказы в промышленный сектор накануне придуманной войны…
     Да, были времена, веке в двадцатом, когда деньги любили войну, но не у стен монетного двора или эмитента, а где-нибудь подальше — в Афганистане, Вьетнаме или Ираке. Однако то было время обычных денег в чемоданах и в рамках типовой транзакции в течение трех банковских дней. Теперь для формирования денежной массы, исчисляющейся миллиардами и триллионами, достаточно предтечи войны, не более. Обычные деньги делают на войне, а большие — на ее ощущении.

Иллюстрации из архива редакции

В одной лодке

Гастроли

Накануне концерта «Ночных снайперов» бессменный лидер группы Диана Арбенина ответила на вопросы Софьи Сараевой о приметах времени и силе любви

     — В этом году «Ночным Снайперам» исполняется 25 лет. Как оцениваете пройденный путь и что считаете главной победой? Что нового в программе юбилейного тура?
     — Время пролетело абсолютно незаметно, вероятно, потому, что все эти годы мы чем-то занимались, пытались делать что-то новое, совершенно непохожее на то, что делали до. Все эти годы группа остается верна своему курсу, думаю, это главное достижение коллектива. Личной победой считаю то, что продолжаю писать песни и по-прежнему люблю это. Программа юбилейного тура состоит исключительно из хитов — мне хочется, чтобы человек, который верен нам на протяжении 25 лет, придя на концерт, был с нами в одной лодке, чтобы не было песен, которых он не знает. Для этого существуют другие программы, а юбилей бывает один раз в жизни.

     — Что помогает «снайперам» справляться с кризисами, вдыхает в группу новую жизнь?
     — Я требовательный человек, сама руковожу всем, что происходит в группе, и если вижу, что какой-то фланг проседает и перестает быть эффективным, принимаю жесткое решение. Музыканты, которые стоят со мной на одной сцене, — это преданные своему делу люди, которые хорошо звучат и хорошо понимают, чем живет музыкальный рынок. Я всегда вижу, когда человек горит музыкой, а когда он ее просто отрабатывает, отчасти поэтому в нашей группе нет сессионных музыкантов, которые приходили бы на один сезон. Убеждена, что коллектив должен быть единым организмом — именно это помогает преодолевать кризисы, двигаться вперед и быть интересным публике.

Гастроли

Я стараюсь думать не о прошлом, мне интереснее то, что происходит сейчас, в этот момент, в эту минуту, потому что то, как мы живем сегодня, определяет то, как мы будем жить завтра

     — Когда мы общались с лидером группы «Чайф» Владимиром Шахриным, он рассказывал, что формат альбома уже не востребован.
     — На мой взгляд, группа должна сначала выпускать сингл, затем второй, смотреть, как на них реагирует публика, и только после третьего или четвертого садиться писать альбом. Думаю, что Володя Шахрин, которого я очень люблю и считаю самым интеллигентным рок-музыкантом, имел в виду то, что люди живут клиповым мышлением. Это примета времени, в которой нет ничего страшного — жизнь ускорилась, и, мы, конечно, стремимся постигать все быстрее. Поэтому и формат одной песни слушателю ближе, чем полноценный альбом.

     — Вы принимали участие в известных телевизионных проектах, таких как «Главная сцена» и украинский «Голос страны». Что дает вам участие в совсем не рок-н-ролльных проектах и коллаборациях с такими музыкантами, как Григорий Лепс или группа «Баста»?
     — Я хочу помочь людям, которые выходят на сцену, поэтому, сидя в судейском кресле, всегда даю советы. В музыке должна быть преемственность, меня катастрофически не устраивает, что на нашей сцене выступают лишь 25-30 всем давно известных артистов. Нужны молодые лица, новая музыка, потому что без них невозможно развитие. Если мне нравится исполнитель, с удовольствием делаю коллаборацию, даже если он работает в другом жанре. Григория Лепса безумно уважаю, это один из самых сильных музыкантов в нашей стране, а на сцене — самый настоящий рок-н-ролльщик. А когда Вася (Вакуленко, выступающий под псевдонимом Баста. — Ред.) предложил спеть «Сансару», согласилась молниеносно — это потрясающая песня, понятная каждому, у кого есть дети.

     — Вы говорили: «Каждый ребенок, на мой взгляд, должен получить начальное музыкальное образование. Не играть условные этюды Черни, хотя это самое простое, между прочим, а постичь азы музыкальной грамотности». Ваши дети занимаются музыкой?
     — Я считаю, что у всех детей должна быть возможность получить музыкальное образование, при этом мы не должны заставлять их учить ноты, нужно прививать любовь к музыке в игровой форме. Мои дети ходят в музыкальную школу, я довольна их преподавателями, тем, как они идут по программе. Сама с ними музыкой не занимаюсь — пробовала несколько раз и поняла, что лучше, если их обучат профессиональные педагоги. У меня педагогический подход отсутствует на корню, поэтому я катаюсь с детьми на лыжах, а музыке их учат другие люди.

Гастроли

     — Если говорить о женщинах в российской рок-музыке, то громких имен не так много: скорее всего, назовут Арбенину, Сурганову, Земфиру. С чем это связано? Не обижает ли вас сравнение с ними?
     — Вы правы, в современной российской рок-музыке женщин немного. К этому списку я бы добавила еще Настю Полеву и Машу Макарову. Меня не огорчает сравнение с моими коллегами Светланой Сургановой и Земфирой Рамазановой, меня огорчает, что такие имена можно пересчитать по пальцам. Хочется, чтобы среди новых музыкантов появились и девчонки, которые продолжили бы то, что делаем мы.

     — У вас не было мысли последовать примеру исполнителей, которые перестали ездить в туры, чтобы, в том числе, больше времени проводить с семьей?
     — Юбилейный тур будет продолжаться два года — впереди много городов и стран, в которых нас ждут. После него я, конечно, сделаю перерыв, потому что невозможно и неправильно гастролировать круглогодично. Людей нужно удивлять новыми песнями и программами, поэтому после тура будем писать новый альбом.
     Мне удалось найти баланс, и даже такой плотный гастрольный график не мешает общаться с детьми. Если выпадает свободный день, мне не слабо слетать в Москву, чтобы сходить с детьми в цирк, покататься на гироскутерах, вместе поужинать, просто посмотреть на них и обнять, а на следующий день вернуться обратно.

     — Знаю, что вы привыкли начинать день очень рано. Что помогает включиться в работу и не растерять энергию к вечеру, когда обычно проходят концерты?
     — Да, я рано встаю, около 6-7 часов утра. Если нахожусь дома, готовлю детям завтрак и сама отвожу их в школу. Справляться с напряженным концертным графиком помогает любовь к сцене. Я понимаю, зачем выхожу на нее, понимаю, ради чего приходится идти на жертвы, поэтому стараюсь бережно относиться к своему организму, соблюдать режим. А в туре учишься избегать негативных эмоций и ложиться спать, как только выдается такая возможность.

     — Ваша книга и ее аудиоверсия называются «Дезертир сна», а свои стихи вы зовете «антипеснями». Вы намеренно выбираете названия, с одной стороны, созвучные названию группы, с другой — отчасти провокационные?
     — Когда 15 лет назад я назвала книгу «Дезертир сна», я не думала ни о каких провокациях. Так же «Антипесни» и другие слова — я использую их не для того, чтобы обратить внимание или смутить кого-то — мне всегда ближе содержание, чем фантик. Мой вокабуляр сформировали исключительно литература и тот образ жизни, который веду все эти годы.

Гастроли

     — Последнее время вы часто говорите, что ваша жизнь приобрела правильное течение: работаете над собой, преодолеваете страхи, становитесь спокойнее и мудрее. Что помогает вам меняться?
     — Моя жизнь действительно стала спокойнее. Я поняла, что главное в ней — это любовь. Любви никогда не бывает много, и любой человек стремится к тому, чтобы его любили. Не к деньгам, не к положению в обществе, как принято думать, а к этой теплоте, которая возникает между любящими людьми. Для меня очень важна моя семья, она мотивирует становиться лучше. Рок-н-ролльный образ жизни, который я вела, очень быстро закончился бы вместе со мной, если бы у меня не было семьи.

     — Еще одна ваша цитата: «Слово — это практически приговор». Жалеете о сказанном в прошлом?
     — Все, что я когда-либо делала, я делала, потому что не могла поступить по-другому. Да, совершала много ошибок, и, безусловно, были какие-то вещи, которые можно было переиграть, но жизнь — это сослагательное, не знающее наклонений. Я стараюсь думать не о прошлом, мне интереснее то, что происходит сейчас, в этот момент, в эту минуту, потому что то, как мы живем сегодня, определяет то, как мы будем жить завтра. И я все чаще прихожу к выводу, что молчание — золото, поэтому молчания в моей жизни и душе стало на порядок больше.
     Концерт группы «Ночные Снайперы» состоится 20 апреля в клубе «Вагонка».

Софья Сараева
 
Фотографии Беллы Рич

Геометрия ковра

Арт-маркет

График Евгений Печерский о ремесленных традициях тюрков и своих играх в цвет

Попадая в мастерскую к художнику Печерскому, чувствуешь себя старым другом — тебя радушно приглашают за стол, где уже ждут чашки с горячим травяным чаем. Евгений, улыбаясь, называет себя старовером: травы собирает сам, следуя рецепту, переданному бабушкой. Чай мы будем пить долго — как только чашки пустеют, художник поднимает киргизскую шапку, которая не дает чайнику остыть, и заботливо наливает еще.

Арт-маркет

«Архитектурный ландшафт»

     На другом конце стола лежат знаменитые геометрические фроттажи Евгения: некоторые он неоднократно выставлял в Калининграде и за рубежом, над другими продолжает работать годами. Справа стоит огромный книжный шкаф: чтобы разглядеть корешки на верхней полке, приходится делать несколько шагов назад. Среди множества альбомов с репродукциями известных мастеров можно встретить томик Пелевина «Чапаев и Пустота», вдохновивший художника на цикл «Цвет пустоты». Рядом — проигрыватель с усилителем, спрашиваю у Евгения:

Арт-маркет

«Кааба»

     — Слышала, что вы всегда включаете Баха, приходя в мастерскую. Когда появилась эта привычка?
     — Наверное, это был конец восьмидесятых, перестройка. Я еще жил в Сибири и даже завел в мастерской телевизор, где смотрел прямые трансляции съездов. Это было любопытно, работать было некогда. Мне казалось, что я во всем этом участвую. Когда академик Сахаров попытался пробраться на трибуну и ему не дали слова, я понял, что это очередная игра, очень большая и сатанинская. Тогда я все выключил и больше никогда не включал, — вспоминает художник. — Проигрыватель же всегда был поблизости, и потихонечку я начал собирать коллекцию пластинок. Вскоре заметил, что Бах для меня — самая демократичная музыка, под которую, как и под любой джаз, можно работать. А вот под Бетховена не получается (смеется). Под Бетховена — только садиться и слушать.

Арт-маркет

зеркало, которое в семье художника передавали из поколения в поколение на протяжении ста лет

     Печерский родился в Петропавловске, учился в Омске, откуда в 1996 году перебрался в Калининград. В доставшейся ему мастерской, которая расположена на заднем дворе Дома художника, можно найти массу вещей, напоминающих Евгению о родине. Например, старинное зеркало в роскошной резной оправе — художник, замечая мой взгляд, рассказывает, как в его семье передавали это зеркало из поколения в поколения на протяжении ста лет.
     Трепетное отношение Печерского к этническому наследию сильнее всего проявляется в его картинах, в которые он вкладывает глубокий символизм. Так, в «Тотеме», «Битпесе I» и диптихе «Сары арка» угадываешь элементы орнамента, а в геометрических фигурах на работах «Окно», «Скрижали» и «Веха II» встречаешь интуитивно знакомые образы.

Арт-маркет

подарки друзей

     — Однажды я возглавлял научную группу, которая занималась восстановлением тюркских ковров. Казахи, в отличие от киргизов, до начала двадцатого века были кочевым народом. Когда это прекратилось, очень резко, и, возможно, искусственно, их ремесленные традиции пос-тепенно утратились. Юрты, где жили кочевые казахи, традиционно утепляли шерстяными коврами, которые еще с древних лет выполняли информационную функцию и, как наскальная живопись, передавали историю, — рассказывает Печерский. — Во время экспедиции я был поражен ее богатством.
     По словам художника, несмотря на то, что утилитарно эта древняя культура потеряла актуальность, дошедшие до нас фрагменты вдохновляют изучать ее наследие. Начав эту большую работу во время научной экспедиции, Печерский продолжает ее и спустя многие годы, повторяя кистью узоры, будто бы сошедшие с войлочных ковров, или рисуя солярные знаки.

Арт-маркет

«Тотем»

     — Мне повезло, что я смог отказаться от конъюнктуры. Мое образование позволяет красить все — и лютики-цветочки, и пейзажи морские, — но я всегда, как бы ни было сложно материально, категорически отказывался от таких вещей. Попробовал однажды, но это было насилием. Главная беда в изобразительном, да и в любом искусстве — врать самому себе, — убежден мастер.
     Работы Печерского также отличает удивительная полифония цвета: художник наносит несколько слоев разной краски, после чего кропотливо, слой за слоем, соскабливает верхние. Об авторской технике, которую вскользь называет «игрой в цвет», говорит охотно, объясняя тонкости на примере начатой работы.

Арт-маркет

     — Я благодарен небу, Господу, что всю жизнь занимался работой, которая мне в кайф. Это уже не труд, а скорее форма существования и образ жизни. В мастерской работаю по 10-12 часов в день, это неистребимо, — тихо говорит художник, показывая холст, который грунтовал накануне. — Если что-то получается, я живу. И чем больше получается, тем дольше, наверное, проживу.

Софья Сараева Фотографии Боки Су