На границе тучи ходят хмуро

Все статьи

Владимир Шаронов провел исследование и сделал собственные выводы о том, чем отличается самоуверенность дилетанта от сомнений профессионала

Авторская колонка

Философические заметки
Нет, спасибо, я с вами ни за что не поеду, — огорошила меня пожилая соседка, когда я предложил подвезти ее до поликлиники:
— Ну какой вы шофер? Я с вами боюсь…
Вообще-то мой водительский стаж приближается к сорока годам, начинал я водителем большегрузов, так что мое удивление можно понять. Дальше в разговоре выяснилось — у моей собеседницы есть совершенно иной и надежный в ее глазах критерий водительского профессионализма:
— Настоящий водитель — это Семен Петрович. Он не то что вы — сел в машину и поехал! Он каждый день под машиной лежит!
Упомянутый Семен Петрович действительно последние два года безуспешно бился с матчастью древней аудюхи. При этом свои водительские права он получил не более двух лет назад и за все прошедшее время выезжал на трассу от силы раз десять, что, однако, не помешало ему стяжать бесконечным ремонтом репутацию профессионального водителя.
Эта замечательная в своем простодушии и вывернутая наизнанку дилетантская аргументация заставила размышлять о том, как мы вообще судим о профессионализме и что для нас его главный признак.
Первые же попытки выяснить ответ на эти вопросы у тех, кто называет себя «профи», принесли очередную неожиданность: почти все опрошенные сводили разговор к тому, как им приходится мучиться с заказчиками, не способными внятно сформулировать ТЗ. Выходило, что желания 99  процентов клиентов выражаются формулой «что хочу — не знаю, а что знаю — не хочу», и именно здесь надо искать границу между миром дилетантов и знатоков.
Однако некоторые виртуозы своего дела все-таки признали, что и среди заказчиков попадаются неглупые люди, глубоко вникающие и подсказывающие неожиданные и верные решения. То есть проблема внятного запроса, скорее, разделяет не мир специалистов и любителей, а людей ясного ума и внятных формулировок и всех остальных представителей «мерцающего» сознания.
Не много мне помогли и обильные декларации считающих себя мастерами своего дела о том, что профессионал всегда делает свою работу качественно. В конце концов, приходится согласиться с Хайдеггером — оценкой мысль уже заканчивается. И отклонить указания на качество, поскольку они в большинстве своем есть банальные оценки. Как говорится, один любит арбуз, а другой — свиной хрящик.
Чтобы не утомлять читателей описанием своих блужданий в поисках главного признака профессионализма, приведу еще один случай, подсказавший мне личный ответ. Когда-то приятель — из числа гостивших у нас зарубежных специалистов — познакомил меня с подробным анализом дел в тогда еще раздираемой противоречиями, но все-таки единой Югославии. Но когда я попросил его дать прогноз политической ситуации, он буквально оглушил меня отказом:
— Владимир, я политолог, политический аналитик. Не футуролог, не прогнозист. Прогнозы и модели будущего не относятся к моей компетенции. Мое дело — максимально беспристрастно и полно описать то, что есть. Я не могу себе позволить нарушать границы своей специальности, это было бы самонадеянным непрофессионализмом.
Вспомнив тот случай, я определил для себя главное правило профессионализма: действительно настоящий специалист тот, кто помнит о пределах своей компетенции, о границах, за которые он не должен выходить ни словом, ни делом. А еще он не боится об этом прямо и просто сказать. Невольно вспоминается: «Я знаю, что я ничего не знаю». Оба — и Сократ, и Демокрит — полагали, что знание о своем незнании выше заблуждений о знании чего бы то ни было.

Философические заметки

Настоящий специалист тот, кто помнит о пределах своей компетенции, о границах, за которые он не должен выходить ни словом, ни делом

     Вернемся от древних мудрецов в наше реальное информационное пространство. Оно полно «авторитетных» мнений и «экспертных» заключений. Но если примерить к ним правило профессиональной компетенции, придется, мягко говоря, опечалиться: густые облака дилетантизма почти скрыли границу между пустословием и серьезно обоснованной точкой зрения. Никому, например, в голову не придет обратиться за консультацией по имплантации зубов к гинекологу или проктологу только на том основании, что они «тоже врачи». Это понятно как будто всем, но мы вдруг с придыханием обсуждаем мнение человека, имеющего диплом историка и уже на этом основании многозначительно предлагающего некую версию политического анализа. Стоит заглянуть хотя бы в полную всяческих ляпов Википедию, как даже из нее узнаешь, что существуют 26 (!) специализированных отраслей социологии, что она еще делится на теоретическую и эмпирическую. У нас же специалист в социологии детства торжественно представляет на общественный суд заключение по вопросам, относящимся к социологии религии, медицины и даже к военной социологии. Социологи вообще особая статья: человек, называющий себя социологом, сплошь и рядом берется за разработку некой «методологии», после чего творит методику конкретного опроса, затем переходит в разряд эмпирического исполнителя «поля». Ничтоже сумняшеся воображает себя аналитиком, далее без паузы на основании единоличных и чаще всего далеких от сомнений выкладок выдает на-гора полубезумные рекомендации в сфере PR. Он — мальчик за все, в одном лице, в одном флаконе. Само собой разумеется, что такой персонаж тут же переходит в разряд «авторитетных» политтехнологов.
Вослед деятелям от политики известный краевед без стеснения представляется «культурологом», а слыхом не слышавший о Михаиле Чехове журналист пишет рецензии на спектакли… А что тут такого? Как вопиет с одного рекламного баннера сексапильная молодуха в микрошортах: «Захотела и взяла!»
Было бы несправедливым пенять на утвердившийся с воцарением всеобщей демократии воинствующий дилетантизм только нашим современникам и землякам. Примеры можно найти и у классиков: неловко читать, когда в эпилоге своего самого знаменитого романа литературно гениальный Лев Николаевич пускается в откровения о философии истории. И вроде бы что взять с нас, простых смертных, коль на крючок безграничных личных амбиций попадаются такие титаны?
Эти сентенции о главном признаке профессионализма мне хотелось бы закончить ответом одного крупного исторического руководителя, имеющего прямое отношение к нашему краю: «Господа, позвольте мне поумнеть». Увы, сфера управления сегодня как раз стала самой уязвимой. К несчастью для многих действительных специалистов, с некоторых пор у нас утвердилась особая генерация «профессиональных руководителей (топ-менеджеров)», готовых рулить всем, от граблей до кораблей. Так что не за горами час, когда в той же Википедии на полном серьезе напишут: «Управленец — индивид, убежденный, что рожден быть начальником чего бы то ни было и заслуживающий фантастическую зарплату. Образование, знание сферы деятельности и опыт работы в ней значения не имеют».

иллюстрации: Маргарита Миронова, Анастасия Айрапетянц