Климатическая активистка

Все статьи

Новые русские

Представительница международного климатического движения Fridays For Future* в Калининграде Вера Гошкодеря рассказывает, почему идеи Греты Тунберг близки каждому и что нужно делать, чтобы не «перегреть» планету

     На мой образ жизни напрямую влияет то, что я — климатическая активистка, представительница международного климатического движения Fridays For Future. Мы призываем правительство и всех людей к активным действиям по борьбе с изменениями климата и за климатическую справедливость.
     В Калининград я переехала год назад. До этого полтора года провела в Швеции, где проходила магистерскую программу по устойчивому развитию. У меня есть образование в сфере городского планирования. Я и раньше интересовалась проблемами климата и поехала в Швецию, чтобы повысить свою квалификацию в стране, где с этим давно и успешно работают. Здесь я поняла, насколько важно, чтобы каждый человек и вся система в целом придерживались разумных правил использования ресурсов.
     В Швеции я получила академические знания, но само нахождение в среде, где экоосознанность — абсолютное общее знание и правило, дало мне гораздо больше, чем собственно учёба. Если вы живёте в квартире, где можете выбрасывать мусор только раздельно, то по-другому никто делать не будет. Эффект социальной среды. Его корни лежат в образовании — детям с детского сада рассказывают об экологическом образе жизни. Образование — основополагающая вещь. Поэтому я много думаю о том, что когда у нас начнется раздельный сбор мусора, возникнет вопрос к просветительской части (с 1 февраля в Калининграде начнут обслуживать контейнеры для раздельного сбора мусора. — Ред.). Нужно рассказывать людям, зачем это нужно, чтобы они осознавали связь между своим поведением и его последствиями.

Новые русские

     Именно поэтому свою деятельность в Калининграде я начала с организации фестиваля зелёного документального кино ECOCUP 16+, где мы не только показывали фильмы, но и дискутировали со специалистами о путях решения климатических проблем. В Калининграде со мной остались привычки, которыми я обзавелась в Швеции, теперь поддерживаю их здесь. Там приобрести их было легко, потому что система думала за меня, но в Калининграде осознанный выбор приходится делать каждый день.
     Помочь изменить ситуацию я могу организацией экологических акций. Мы выходим на протесты, организуем петиции или обращения в органы власти. Заинтересовывать других в идее сохранения планеты и есть климатический активизм. Пока мы проходим мимо людей, стоящих в пикетах, не обращаем на них внимания и думаем, что они фрики, — они продолжат оставаться в меньшинстве, у них не будет силы. Да, в нашей стране это сложно, но необходимо. Активную позицию нужно встраивать в образ жизни, это даже важнее, чем носить с собой кружку для кофе и не использовать одноразовые стаканчики. Самое большое заблуждение относительно климатического кризиса заключается в том, что обычный человек якобы не имеет никаких рычагов влияния на глобальные процессы. Это не так.

Новые русские

Fridays For Future
Первая всемирная акция, которую начала шведская девятиклассница Грета Тунберг, прошла 15 марта 2019 года и собрала миллионы людей. В 2019 году прошло несколько тысяч климатических забастовок по всему миру. Например, марш в Мадриде собрал 500 тысяч демонстрантов.
В сентябре 2019 года Россия ратифицировала Парижское соглашение по снижению выбросов, а в начале января 2020 правительство приняло Национальный план мероприятий по адаптации к изменению климата на период до 2022 года. Задача климатических активистов — добиться от чиновников конкретных решений и действий.

Новые русские

Это серьёзно
     Климатическим кризисом называют быстрые изменения климата, вызванные деятельностью человека. Они происходят прямо сейчас и влекут за собой много негативных последствий, от них пострадает большое количество людей. Это выражается в повышении средней температуры на планете. За последние 100 лет на Земле стало теплее почти на 1 градус Цельсия. Кажется, что это очень мало, но на самом деле это очень много.
     Первые последствия этого явления мы уже наблюдаем — экстремальные погодные явления: шторма, ураганы, наводнения, пожары, засухи, неурожаи. Они имеют весомые последствия для общества. Например, в 2019 году в Иркутской области ущерб от размытых дорог и поселений выражался миллиардами.
     Повышается уровень моря и его кислотность, а это грозит затоплением территорий и разрушением морских экосистем. Какие-то страны лишатся своих территорий, кому-то негде будет жить. Для кого-то это некритично, а вот для островных государств, например, Японии, — очень важно. Таким образом в мире появятся миллионы климатических беженцев.
     По прогнозам экспертов, к 2040 году последствия климатических изменений будут сильно ощутимы. Считается, что у нас осталось времени до 2030 года, чтобы изменить ситуацию системно и радикально.
     Решений много, над ними думают десятилетиями, впервые об этой проблеме заговорили в 70-е годы прошлого века. За это время точно выяснили, что климатические изменения — результат деятельности человека, в первую очередь — сжигания ископаемого топлива (нефти, газа, угля). То есть, всего того, на чём основана экономика России, занимающей четвёртое место в рейтинге стран по вкладу в процесс изменения климата. Это большая проблема, поскольку мы понимаем, что Россия не готова радикально менять экономику.
     Под пристальным вниманием находится то, как мы используем территории. Большая часть суши предназ-начается для выращивания корма и выпаса скота — для сельскохозяйственных нужд. В мировом землепользовании очень сильный перекос в сторону животноводства, 14 процентов всего углекислого газа на планете возникают по этой причине. Активно растет население Китая, потребляющего всё больше мяса. Американец привык есть мясо каждый день, китаец — ещё нет. Но если китаец станет есть как американец, производителям мяса потребуется больше территорий. Для этого вырубаются леса, имеющие важное значение: они поглощают углекислый газ — основной драйвер процесса глобального потепления, чем его больше, тем быстрее повышается температура на планете. Важно сохранить леса — Сибирь, Амазонку и всё, что недавно горело в Австралии.
     Так как систему нельзя поменять быстро и без последствий, проблема изучается учёными — климатологами, экономистами, социологами, урбанистами. Существуют модели перехода на возобновляемую энергетику в разных регионах к 2050 году. Но действовать надо прямо сейчас, в первую очередь на государственном и межгосударственном уровне. Принимать программы, регулирующие сферы, влияющие на изменение климата: энергетика, животноводство и так далее. Поэтому наша цель — достучаться до органов власти.

Новые русские

Бизнес и эко
Многие крупные компании озаботились вопросами экологии. Например, московский ритейлер «Азбука вкуса» в этом году запустил кампанию «Зелёный — это новый чёрный» и предлагает дополнительные бонусы
за приобретение еды в свои контейнеры в разделе «Кулинария», покупку напитка в свою кружку, отказ от покупки пакетов.
По подсчётам компании, если хотя бы один из десяти покупателей воспользуется новыми опциями, это позволит ежемесячно меньше расходовать на 30 000 единиц пластиковой тары и на 45 000 — одноразовых стаканов.

Экопривычки
     Сейчас экопривычки воспринимаются как модная диета, и это неплохо: пусть человек будет мотивирован любыми идеями, в том числе идеями спасения планеты, — важен результат. Я не могу сказать, что мой образ жизни стопроцентно экологичный — я адепт системного подхода, но тем не менее стараюсь вести себя осознанно.
     Когда я переехала, Калининград меня поразил — на муниципальном и региональном уровне очень мало понимания того, что такое хорошо, что такое плохо.
     Я специалист по городскому развитию и обращаю внимание на то, как устроен город. Например, транспортная система в Калининграде построена на постулате: автомобиль — это благо. Но постулат устарел, сейчас, опять же исходя из социальных и экологических предпосылок, нужно развивать общественный транспорт, велосипедную и пешеходную инфраструктуру. Эти виды перемещения наиболее устойчивы (от слова sustainable, т.к. это понятие включает в себя не только экологичность, но также экономические и социальные вопросы и их общий баланс) для массового перемещения.

* — «Пятницы ради будущего»

Новые русские


     Я не пользуюсь автомобилем, езжу на такси исключительно когда страшно опаздываю. В основном хожу пешком, использую общественный транспорт и велосипед. Кстати, почему-то у нас велосипедист считается несчастным человеком, которому не хватило денег на авто. Посмотрите на Копенгаген: велосипед здесь — самый модный, самый быстрый способ передвижения.
     Кроме того, стараюсь ограничивать себя в перелётах. Если есть возможность и время доехать на поезде или автобусе, а не лететь на самолёте, предпочту первый вариант.
     Жёстких пищевых ограничений у меня немного, я не ем только красное мясо (свинина, говядина, баранина). В большей степени это связано с тем, какой вред производство этих продуктов наносит окружающей среде. Говядина — самый ресурсоёмкий продукт питания: для выращивания скота требуется очень много воды и корма, а в итоге получается маленький кусочек мяса. К тому же это еще и этическая проблема: считаю неправильным выращивать животных, чтобы их пожирать. Ношу с собой термокружку для кофе, чтобы не использовать одноразовые стаканчики, когда беру кофе с собой.
     Чем плохи одноразовые стаканчики? Прежде всего тем, что они одноразовые. Привычка использовать одноразовое — это ужасно, поскольку огромное количество ресурсов тратится на производство, а мы пользуемся вещью всего несколько минут. И неизвестно, переработают эти стаканчики или они будут гнить на свалке. В этом случае идеи zero waste** справедливы.
     У меня есть бутылка для воды, чтобы не покупать её в пластиковой упаковке.
     В идеале нужно установить проточный фильтр в доме, а не выбирать воду в пластиковых бутылках. Я заказываю воду в большой сменной таре.
     Стараюсь не брать полиэтиленовые пакеты в магазинах — ношу с собой холщовую сумку, пакетики из ткани для весовых продуктов, и скорее, выберу товар не в пластиковой упаковке.
     Разделяю ли я отходы? Разделяю, но в гораздо меньшем количестве фракций, чем в Швеции. И, конечно, участвую в акциях раздельного сбора проекта «Эко-двор». Раздельный сбор — это прекрасно, но это всё равно не будет отвечать требованиям экономики замкнутого цикла. То есть, когда в Калининграде заработает программа раздельного сбора, нужно проследить, куда это всё поедет, как будет перерабатываться. Без понятного рециклинга раздельный сбор не имеет смысла.
     Из пластиковой бутылки можно сделать толстовку, но из толстовки сделать ничего нельзя, и она поедет на свалку. А вот из алюминиевой банки можно сделать такую же банку. В Калининграде перерабатывается только три фракции: металл, бумага и пластиковые бутылки — этого мало. В Москве и Ярославле более продвинутый раздельный сбор, хорошо бы использовать этот опыт.
     Поэтому всё вышеперечисленное очень важно, но пока приносит меньший вклад, чем попытки донести информацию до людей и объединить их вокруг необходимости государственных программ по изменению климатической ситуации. В первую очередь путем регулирования деятельности бизнеса, а пока он может сам принимать на себя дополнительные обязательства.

** — Ноль отходов

Екатерина Вострилова
 Фотографии Светланы Андрюхиной и из архива редакции