Дорогой рубль на внутреннем рынке

Все статьи

текст: Любовь Антонова
фото: Егор Сачко

Президент-председатель правления ВТБ24 Михаил Задорнов о пилотном проекте банка в Калининграде, сбалансированности кредитного портфеля, ожиданиях, связанных с нестабильностью в экономике, и позитивном выборе клиента

Президент-председатель правления банка ВТБ24 Михаил Задорнов открыл в Калининграде новый офис, провел несколько встреч — в региональном правительстве, с журналистами и клиентами банка. Конечно, отвечал на множество вопросов, которые были обращены к нему как к известному финансисту и экономическому эксперту. Преследуя Михаила Михайловича почти повсюду, мы собрали здесь самые важные вопросы и ответы.

— Цель моего приезда в Калининград проста. Мы в этом году открыли три новых офиса, последний из них — вот этот, на Ленинском проспекте, в центре Калининграда. Это флагманский офис ВТБ24 нового формата. Он предполагает размещение большого ипотечного подразделения, отдела по работе с клиентами малого бизнеса и выделенную зону для обслуживания привилегированных клиентов. Причем в Калининграде мы реализовали специальную модель обслуживания состоятельных клиентов, которая предусматривает не только новый дизайн офисного пространства, но и новые стандарты обслуживания состоятельных клиентов. Мы ожидаем, что к концу 2016 года у нас в банке будут обслуживаться примерно 1 миллион человек именно этой клиентской категории. Таким образом, фактически мы оцениваем пилотный инфраструктурный проект и подводим определенную черту под развитием банка в Калининградской области.

— Как представлен ВТБ24 в Калининграде?

— В области у нас 11 офисов, мы представлены во всех основных районах Калининградской области. Год назад мы присоединили Транскредитбанк, который дал нам определенную клиентскую базу и расширил инфраструктуру, и, конечно, мы хотим ее более активно наполнять бизнесом. В этой связи мы провели несколько клиентских встреч и наметили несколько шагов по дальнейшему взаимодействию практически со всеми ключевыми министрами регионального правительства. Если коротко, то кредитный портфель банка ВТБ24 на территории Калининградской области сейчас составляет 11,5 млрд рублей, и примерно 8,5 млрд рублей мы привлекли депозитов физических и юридических лиц. Это уже достаточно хороший кредитный портфель, и только новых кредитов мы предоставили на 6 млрд рублей. Причем они гармонично делятся: 2 млрд с начала года выдано в виде ипотеки, 2 млрд в виде потребительских кредитов, миллиард — кредиты малому бизнесу и около 300 миллионов рублей — автокредиты. Банк держит четверть рынка ипотеки Калининградской области, и здесь нужно отметить, что наши усилия внесли определенный вклад в темпы роста жилищного строительства. Мы как раз это направление очень подробно обсудили сейчас в правительстве Калининградской области, договорились о том, где мы можем быть полезны друг другу не только с точки зрения ипотеки, но и с точки зрения кредитования застройщиков.

Второе направление — поддержка малого бизнеса. Имеется в виду не только его кредитование, но и комплексное обслуживание. Для Калининграда это особенно важно, потому что экономика Калининграда больше, чем в целом российская, интегрирована в европейскую экономику и базируется именно на малом и среднем бизнесе. Мы активный партнер Гарантийного фонда Калининградской области. Фонд разместил на счетах ВТБ24 330 миллионов рублей, и сейчас идет достаточно активная выборка гарантий фонда. Мы подкрепим это дополнительными продуктами: лизингом, гарантиями, выдаваемыми агентством кредитных гарантий. То есть мы предоставим дополнительный продуктовый ряд предприятиям именно малого бизнеса.

Ну и, конечно, имея такие офисы, как здесь, на Ленинском проспекте, и в торговых центрах «Мега» и «Европа», мы рассчитываем на то, что жители Калининграда будут чаще в них заходить и мы сможем нарастить свою клиентскую базу.

«У вас в регионе есть запросы на работу в мягких валютах — не в евро и долларах, а в валюте скандинавских стран или в польских злотых, — соответственно, это абсолютное отличие Калининграда от других городов России»

— Какие все же особенности Калининградской области вы учитываете, развивая здесь свою розничную сеть?

— Главную особенность я, собственно говоря, уже назвал. У вас доля малых предприятий в экономике одна из самых больших в России. Мало кто из регионов, пожалуй, только Алтай, могут здесь с вами сравниться.

Вторая особенность — это то, что среди малых предприятий велико количество тех, что занимаются внешнеэкономической деятельностью либо так или иначе вовлечены в нее. К примеру, у нас есть централизованная система валютного контроля и выдачи гарантий. Оформление внешнеторговых сделок присутствует в 19 регионах России. Но единственная точка на карте страны, где есть два валютных контролера, — это Калининград. Такого нет ни в Смоленске, ни во Владивостоке, ни в Хабаровске. У вас в регионе есть запросы на работу в мягких валютах, — не в евро и в долларах, а в валюте скандинавских стран или в польских злотых, — соответственно, это абсолютное отличие Калининграда от других городов России. Но в этом есть и уязвимость вашего региона. От запрета на ввоз свинины на территорию Российской Федерации кто, прежде всего, страдает? Контрсанкции, перекрывающие поставки продовольствия из Европы, кого первым ставят под удар? Калининградскую область. Поэтому что-то делает ее сильнее с точки зрения российской конкуренции, что-то — более уязвимой в нестабильной ситуации.

— А как эти особенные условия все-таки влияют на политику банка в Калининграде? Какие есть основания для экспериментов, как вы сказали, «пилотов», которые у нас проводились уже не раз в разных сферах бизнеса?

— Как и по всей России, мы стремимся сбалансировать свой депозитный и кредитный портфель. Я вам уже назвал эти цифры — портфель более или менее сбалансирован. В целом по стране депозиты мы в основном привлекаем в Москве, на Дальнем Востоке и в Тюменской области, а размещаем средства в Сибири и Поволжье. В Калининграде мы начали активно наращивать депозиты с начала этого года. В силу известных причин Калининградская область, как и еще несколько областей, например, Самарская и Челябинская, наиболее сильно пострадала от закрытия ряда коммерческих банков. Разумеется, весь 2014 год к нам шел поток и предприятий малого бизнеса, и физических лиц, которые открывают у нас счета и пополняют, таким образом, пассивы банка. С точки зрения кредитования мы вынуждены учитывать риски, но, как вы видите, прекрасно их осознавая, мы все-таки активно инвестируем в бизнес. Благодаря открытию новых офисов за 2,5 года число работников ВТБ24 в Калининграде увеличилось почти в три раза — сегодня в банке на территории Калининградской области работают 315 человек. Это хорошие, профессионально интересные рабочие места, и мы собираемся и дальше привлекать к нам на работу молодежь из калининградских вузов.

— Как известно, вы являетесь одним из авторов знаменитой антикризисной программы девяностых «500 дней». Сейчас Калининградская область оказалась в непростой ситуации, впрочем, как и вся страна. Есть у вас какие-то базовые принципы, на которых может базироваться подобная программа — «100 дней» или что-то подобное — для Калининградской области?

— Коротко не ответишь. Но я внимательно слежу за тем, как меняется особый режим для Калининградской области. Принято постановление правительства 29 ноября о компенсациях потерь для бизнеса после 2016 года, когда произойдет отмена некоторых льгот особой экономической зоны. Я совершенно четко понимаю, что здесь важно не навредить условиям для ведения бизнеса. И в российском правительстве есть консенсус в экономическом блоке в плане того, в каком режиме дальше поддерживать регион. Исходя из того, что я знаю, следя за принятием решений, Калининградская область, ее жители и бизнес смогут сохранить свою уникальность, которая позволила им построить целый ряд сборочных производств, торговлю, выработать другие компетенции.

«Любая вещь, любой товар — а евро и рубль тоже товар — стоит ровно столько, сколько он стоит в конкретный момент. Я думаю, что рубль сейчас перепродан»

— Часто предлагают сделать здесь оффшорную зону.

— Понимаете, я думаю, что те решения, которые были приняты, обеспечат нормальные условия для бизнеса, но в итоге многое зависит от самих предпринимателей.

— По вашему мнению, что за инструменты может применить Центробанк для стабилизации курса рубля, как было сказано в послании президента?

— Вы знаете, любая вещь, любой товар — а евро и рубль тоже товар — стоит ровно столько, сколько он стоит в конкретный момент. Я думаю, что рубль сейчас перепродан, но, к сожалению, он стоит столько, сколько стоит сегодня. Может быть, это такое сравнение далекое, но одно дело, когда вы ловите такси здесь, недалеко от центральной площади, в 12 часов дня, другое дело, когда вы ловите такси здесь же, но в два часа ночи. Я думаю, что вы будете по-разному разговаривать с водителем, который предложит вам ту или иную цену за эту поездку. Повторюсь, любой товар — а национальная валюта тоже товар — стоит ровно столько, сколько стоит. Центробанк сделал абсолютно логичный шаг, который и эксперты предлагали сделать, — отпустил рубль в свободное плавание. Этот шаг до конца еще не осознан ни населением, ни бизнесом. Между тем рубль на сегодня уже не является ориентиром ни для правительства, ни для Центрального банка. Он не является экономическим якорем, он будет двигаться туда-сюда, иногда, как в этом году, опускаться уже более чем на 40 %, демпфируя тем самым изменения экономической ситуации для страны. А для страны она изменилась с начала года очень существенно. Темпы роста, экономические санкции и падение цены на нефть уже более чем на 40 % ниже июльских максимумов. Что остается в руках Центробанка? У Центрального банка, как у любого центрального банка, есть несколько инструментов. Он может дополнительно поднять ставку рефинансирования, сделав рубль еще более дорогим на внутреннем рынке, Центральный банк может провести внезапные валютные интервенции — но это инструмент, который он будет все реже применять. Ведь объем золотовалютных резервов — это то, что определяет устойчивость рубля, как и любой другой национальной валюты. И третье. Центральный банк может ограничить для банков и других экономических агентов рублевую ликвидность в системе. Применяя те или иные методы, соответственно, ЦБ создаст более благоприятные условия для рубля. Других инструментов у него нет.

— Жители Калининградской области действительно более зависимы от колебаний курсов валют, более чувствительны к ним. Что вы можете сказать о том, что нас ожидает в связи с этим? Проще говоря, что у нас случится с уровнем жизни, который наши политики раньше постоянно сравнивали с уровнем жизни в Литве и Польше?

— Как сказывается на жизни падение национальной валюты? Люди, к сожалению, смогут меньше покупать импортных товаров, будут вынуждены меньше ездить за границу, как с деловыми, так и с туристическими целями, и, в конечном счете, обесценивание рубля и неизбежно связанная с этим инфляция в целом сократят потребление. Это очевидные, до конца еще не осознанные последствия произошедших не только курсовых, но и экономических изменений этого года. И если мы посмотрим туристический поток из страны в этом году, загрузку авиакомпаний, темпы роста импорта, то уже увидим реальное сокращение по сравнению с прошлым годом. Это уже происходит. Это неизбежный процесс, который будет происходить и дальше. Производителям, в том числе сельхозпроизводителям, переработчикам, работающим в Калининградской области, это дает дополнительный шанс — хорошо если они сумеют им воспользоваться.

— Много говорят о закредитованности населения. Как в этом отношении выглядит калининградский заемщик?

— Калининград, судя по нашему внутреннему индексу, не относится к числу самых закредитованных в России. Правда, по статистике Центробанка, Калининградская область относится к регионам, где просрочка по кредитам одна из самых высоких. То есть это не самый закредитованный регион, но с достаточно высоким уровнем просрочки. Во многом, кстати говоря, это происходит из-за того, что значительная часть кредитов берется индивидуальными предпринимателями либо малыми предприятиями для бизнес-целей, связанных с внешнеторговой деятельностью. А последние полтора года складывается ситуация не самая благоприятная для этого вида бизнеса. Калининградский филиал ВТБ24 по итогам десяти месяцев этого года прибылен. А это для нас самая четкая характеристика. Наш бизнес, даже несмотря на серьезные текущие расходы в виде инвестиций в инфраструктуру, все равно рентабелен и устойчив с точки зрения просрочки по кредитам. Основные проблемы по росту просрочки в новых кредитных выдачах мы преодолели в конце прошлого года. Портфель кредитов, выданных в текущем году, уже гораздо более здоровый, чем портфель 2013 года.

— В этом офисе на Ленинском проспекте у вас есть зона обслуживания, ориентированная на привилегированных клиентов. Какой у них должен быть уровень дохода, чтобы попасть в эту «зону»?

— Чем отличается финансовая модель ВТБ24 от других банков? Мы изначально строились как банк, который работает с верхними, с точки зрения доходов, социальными слоями российского населения. Это наша специализация. Потом мы свою клиентскую базу расширили, и сейчас у нас обслуживаются около 14 миллионов физических лиц. В этой базе уже примерно 600 тысяч человек, которые отвечают тому критерию состоятельных клиентов, которые мы закладываем как основу клиентского предложения для таких привилегированных зон. Мы не говорим здесь о доходе — хотя его мы так же оцениваем, — мы говорим об определенном объеме активов, которые держатся в банке, и об определенной модели поведения. То есть у клиента может быть меньше активов, но больше активности в работе с банком по приобретению тех или иных его продуктов. В целом мы рассматриваем как состоятельных тех клиентов, что держат у нас в банке, — сейчас буду говорить, прошу прощения, в долларах, а не в рублях в силу изменения курса, — от 150 до 500 тысяч долларов. Если клиент держит более полумиллиона долларов на наших счетах, или более, — назовем по-старому, — 15-20 миллионов рублей, то это следующая категория Private banking. У нас одна из самых сильных линеек Private banking, и клиенты этой категории обеспечивают нам примерно четверть пассивов, и четверть же пассивов обеспечивают нам те самые привилегированные клиенты, о которых мы говорим. Поэтому фактически половину депозитного портфеля банка ВТБ24, который на сегодня составляет около 1,5 триллиона рублей, — обеспечивают именно эти две категории клиентов. Для них мы, инвестируя в этом и следующем году серьезные средства, создаем не только зоны обслуживания, мы буквально сейчас запускаем новые пакетные предложения, — удаленный центр обслуживания, специально выделенные телефонные линии. Говоря понятным языком, мы уже существующей и будущей клиентским базам предлагаем несколько моделей обслуживания. В банке, как у Lufthansa или Аэрофлота, тоже существуют экономический, бизнес- и первый класс, если угодно. По России более 100 офисов ВТБ24 скоро будут работать в новом формате, в них будут созданы новые расширенные пространства для обслуживания привилегированных клиентов.

«Калининградский филиал ВТБ24 по итогам десяти месяцев прибылен. А это для нас самая четкая характеристика. Наш бизнес, несмотря на серьезные инвестиции в инфраструктуру,
все равно рентабелен»

— Мы видим негативную динамику в розничной торговле. Как вы думаете, где дно?

— Нас ожидает спад в экономике. Сокращение реальных доходов населения и потребительской способности в ситуации с внешними рисками будет нарастать. С этой точки зрения рубль уже перепродан, произойдет некоторый откат. Инфляция на 10 % ложится в цены, а рубль обесценился уже на 40 %. Наш прогноз по инфляции —7-10 % на будущий год.

Рост розничного товарооборота действительно приближается к нулю. В ритейле возрастет доля неорганизованной торговли и смещение спроса в сторону продовольственного потребления.

Ответных российских санкций больше не будет, в этом я абсолютно уверен. В Европе санкции истекут 31 июля 2015 года, и вряд ли их продлят, если не будет новой волны политического обострения. Понимаете, ни один европейский банк при наличии американских санкций не будет работать ни с российскими банками, ни с прямыми инвестициями на территории РФ, потому что несколько крупных банков уже были оштрафованы за нарушение санкций против Сирии и Ирана. Штраф большой, 9,5 млрд евро. Имея такой прецедент, ни один банк не будет рисковать даже из-за очень большого бизнеса в России — 10 млрд долларов он не сделает на бизнесе с Россией в видимой перспективе.

— В офисе банка на Ленинском проспекте, где мы сейчас находимся, у другого банка в прошлом году была отозвана лицензия. Как вы оцениваете риски повторения подобных историй?

— Мне кажется, что отзыв лицензии — это абсолютно естественный процесс, он несколько ускорился за последний год в силу накопившихся негативных явлений. Некоторые лицензии, возможно, надо было еще раньше отозвать. С ухудшением экономического положения слабые банки, как любые слабые коммерческие предприятия, закрываются. В России — я это не первый раз говорю — чрезмерное количество банков и процесс их сокращения — нормальный процесс. Причем, прошу прощения, умирают не только региональные банки, но и вполне себе московские, федеральные. К сожалению, у нас в стране неустойчивы и достаточно крупные банки. А человек или малое предприятие должны просто делать выбор. До определенного барьера сбережения людей защищает агентство по страхованию вкладов, мы туда делаем отчисления — в этом году ВТБ24 около 6-7 миллиардов рублей перечислит в фонд страхования вкладов. Система достаточно эффективно работает, граждане особо и не паникуют. А люди с более серьезным депозитом просто должны принимать риски и выбирать из существующих более надежных игроков.

ВТБ 24 (ПАО). Генеральная лицензия ЦБ РФ № 1623