Архив рубрики: Видение

Заметки экспортёра,
или Как мы подошли к кризису

Авторская колонка
Дмитрий Сивков, Baltmotors

Дмитрий Сивков

     В известном анекдоте больной жалуется врачу: «Доктор, куда ни ткну, мне везде больно!» «Ах, батенька, так у вас же палец сломан», — отвечает врач. Когда в ответ на просьбу «Королевских ворот»16+, я попытался собрать воедино невесёлый багаж, с которым мы прибыли на остановку «Пандемия коронавируса», именно этот саркастический анекдот пришёл в голову первым. Но тут вот какая штука: если бы больной не стал жаловаться врачу, он бы так и жил со сломанным пальцем. Это обстоятельство — один из немногих позитивных эффектов нынешней ситуации, полное и явное осознание того, что, где и как у нас не в порядке. Остаётся надеяться, что будет возможность всё это в порядок привести, хотя пока что, к сожалению, кажется, что сломанным оказался вовсе не наш собственный палец.

Изменение климата
     2020 год начался для нас, производителей преимущественно зимней внедорожной техники, откровенно плохо. Зимний сезон, основное время продаж наших буксировщиков, так толком и не стартовал. С начала декабря по конец февраля вся европейская часть России, а также те страны Европы, где работают наши дилерские центры, жили в условиях плюсовой температуры, минимума снега и избытка дождей. Такой климатической загогулине мы, конечно, были не рады, ведь в результате на наших складах осталось большое количество техники, так и не нашедшей своих владельцев. Как следствие, в новый год зашли с серьёзным кассовым разрывом.

Политика
     Грамотная политика государства даёт предпринимателям дополнительную поддержку для осуществления их планов, сумбурная же политика, напротив, разрушает предпринимательский дух и уверенность в завтрашнем дне. Именно так случилось в январе, когда федеральная власть рьяно, подозрительно торопливо и без какого-либо внятного объяснения причин начала править Конституцию. Целесообразность изменения основного закона страны была понятна не всем, зато напряглись все без исключения — и мы тоже. Забегая вперёд, стоит заметить: напряглись не зря.

Снижение покупательской способности в России
     Нам, в компании Baltmotors, приятно, когда нас воспринимают как экспортёра, и экспорт — важная часть нашей коммерческой стратегии. Однако мы, как и все прочие экспортёры, не можем не зависеть от экономической ситуации в России. А в России люди откровенно беднеют — это заметно начиная с 2014 года. Положение компании зависит от внутрироссийской обстановки примерно на 60-65 процентов, этот показатель определяется долей российских комплектующих в нашей продукции и долей наших продаж на территории страны. Отчасти экспортёрам помогло падение курса рубля после разрыва сделки с ОПЕК+ и ухода цен на нефть в пике. Однако негативные последствия ухудшения экономической ситуации в России эти дополнительные доходы перекрыть не смогли.

Девальвация рубля
     До сих пор не могу понять, почему финансовые результаты моей работы так сильно зависят от цены нефти на мировом рынке, ведь к торговле углеводородами я никоим образом отношения не имею. Март, а за ним и апрель принесли самую большую неприятность из всех с начала 2020 года: резкую девальвацию национальной валюты — сразу до 80 и выше рублей за доллар США. Мы только оправились от событий 2014 года и никак не ожидали, что наше финансовое положение вновь так радикально ухудшится. Да, доходы от экспорта отчасти выросли в рублёвом исчислении. Сможем ли мы за счёт этого фактора достаточно заработать на девальвации? Вряд ли; слишком много дополнительных расходов придется закрывать этой внезапно свалившейся на нас маржой.

Пандемия коронавируса
     Не буду касаться закрытия производственных и сбытовых предприятий в связи с карантином — это слишком общее место и неизбежные последствия форс-мажора, с которыми приходится мириться. Но пандемия коронавируса, как лакмусовая бумажка, выявила самые слабые места калининградской экономики: одновременную оторванность от рынков сырья и сбыта и необходимость нести значительные издержки для поддержания работоспособности региональных предприятий. Калининградские производственные компании вынуждены тратить до трети оборотного капитала на поддержание дополнительных складских остатков в связи с фактором эксклавности. В период, когда грузы задерживаются или вообще застревают на границах, оборотные средства нужно увеличивать в разы. Такая возможность была не у многих компаний даже в лучшие годы, что уж говорить о текущем моменте.

Итоги
     Впервые за всю мою предпринимательскую карьеру мы подошли к кризису с таким большим набором отрицательных факторов. Загибайте пальцы: изменение климата, нестабильная политическая ситуация, обнищание населения и снижение покупательской способности в России, девальвация рубля и пандемия со всеми недостатками оторванной от основной части государства территории. Единственным светлым лучом в этом царстве мрака оказались наши экспортные заказы из США и Канады, которые мы по-прежнему исправно выполняем. Наверное, если бы их не было, я писал бы не эту заметку, а мемуары неудавшегося предпринимателя. Впрочем, бизнес в целом, и бизнес в Калининградской области в особенности, — это вечный бег в мешке с барьерами, бесконечная рулетка с чересчур большим количеством «зеро». Все прошлые и нынешние кризисные обстоятельства обогащают нас многочисленными ответами на вопрос «Как?» Но, к сожалению, так и не дают ответа на главный вопрос: «Зачем?»

Одиночество – время для подготовки
встречи с другими людьми

Авторская колонка
Николай Власенко, Lighthouse capital Group Ltd

Николай Власенко

Я закрываю глаза, произношу три раза звук ОМ, — индусы, кстати, считают, что это был первый звук на земле, изданный человеком, — и начинаю делать упражнения.
     Во время зарядки приходит много разных мыслей, но если их не записал, они потом куда-то улетучиваются.
     Например вот сейчас думаю. Удивительная вещь — самоизоляция. Стали не нужны костюмы, рубашки, брюки, часы, на машине выезжаешь только раз, да и то в продуктовый. Надевая с утра спортивный костюм и майку, находишься в этом весь день, лишь иногда набрасывая рубаху сверху, если нужен звонок по скайпу, а через неделю не надо будет и этого. Все понимают — коронавирус!
     Общаясь с людьми по телефону, не покажешь им дорогие украшения, красивое убранство дома. В маленьком окошке компьютера видно только твоё небритое лицо и, в лучшем случае, книги за спиной, а чаще — кусок потолка и нарядная люстра. Всё девальвировалось. И только возможность пройтись, не нарушая карантин, в лесу, около моря, на даче является настоящей ценностью.
     Начинаю делать суставную гимнастику. Много лет назад мне её показал один эзотерик, который тогда произвёл сильное впечатление, наверное, до сих пор какие-то его знания живут во мне. Тогда, много лет назад, я получил нервный срыв, меня сильно колбасило, я не мог уснуть, боялся отходить от дома. Врачи говорили: всё нормально, ты полностью здоров. А меня била дрожь и мучили всякие фобии. Так вот, этот человек спросил меня: чего ты боишься? Отчего дрожишь?
     — Я боюсь закрывать глаза и видеть темноту внутри…
     — Закрывай и не бойся, она не страшная. Страх парализует тело, поэтому, если ты посмотришь внутрь себя в этот момент, заметишь зажатые мышцы. Их нужно расслабить — и страх отпустит, его не бывает в расслаб-ленном теле.
     Так я стал заниматься медитациями и нередко использую их в прикладном смысле. Когда вдруг начинает трясти самолёт или в горах — на подъёмнике над пропастью. Страх залезает внутрь, парализует, а ты начинаешь медленно и ритмично дышать, расслаблять скованные мышцы… И он уходит…
     Затем «собака мордой вниз» и «мордой вверх». Занимает около двух минут, успеваешь мысленно пройтись по всему телу.
     Вчера на конференции Московского бизнес-клуба16+ один известный бизнесмен — его фонд является акционером около 60 компаний по миру — вдруг признался:
     — Когда началась самоизоляция, я вдруг подумал: надо бы мне чем-нибудь новым позаниматься. Домашний велосипед уже скучно крутить, йогу я чего-то не понимаю. Решил заняться спортивной ходьбой и специально нанял тренера по скайпу.
     А ему, на всякий случай, 64 года, и он три года назад в составе группы доехал до Южного полюса на велосипеде. Понятно, что не весь маршрут был на велосипедах, а только последняя часть, километров сто, но тем не менее.
     Вот уж действительно: кому-то ограничения — страдания, а кому-то — новые возможности.
     Умные станут ещё умнее, а глупые так ими и останутся.
     «Рыба» — классная асана. Выгибаешься назад и сразу понимаешь, где у тебя проблемы. Какие мышцы зажаты. Вспоминаешь своего тренера.
     Йога — это статика. Смотришь внутрь тела и под силой гравитации медленно отпускаешь мышечные «зажимы». Неважно, насколько ты гибок или симметричен, важна вот эта самая «работа» с собой, остальное — физкультура. Поэтому-то и музыка во время занятий должна быть без текста или на непонятном языке, чтобы не отвлекаться от взгляда внутрь себя.
     Перевёрнутые позы, стойка на голове. Это то, что я делал с детства, без всякой йоги. Нравилось мне стоять на голове. Даже как-то, хвалясь перед друзьями, выпил пива в этой позе. Но не понравилось. Глупость, конечно.
     Как-то мы заспорили с одной моей приятельницей:
     — Вот ты говоришь: надо заниматься интеллектуальной гимнастикой, шахматы там, языки, и тому подобное. У меня бабушка всю жизнь проработала переводчиком-синхронистом. Причём была «билингва»: владела двумя языками в совершенстве, переводила для правительственных делегаций. И в 80 лет получила Альцгеймера. Вот как так? Вроде куда уж интеллектуальней?
     — Могу ошибаться, но у каждого свой уровень интеллекта, и вопрос не в том, чтоб загнать его на какой-нибудь уровень, а в том, что это бесконечный процесс. То есть твоей бабушке надо было третий язык учить, а я, к примеру, одним английским буду всю жизнь заниматься, и это будет всю жизнь отличная тренировка для моих мозгов! «Кому многое дано — с того многое спросится».
     Шавасана — поза «мёртвого» человека. Приятнейшая, я вам скажу, вещь после тренировки. Тепло разливается по всему телу, пытаешься освободиться от мыслей, но и те, что проскакивают, в основном приятные. Типа, какой я сегодня молодец — позанимался. В этой позе только одна проблема — не заснуть, иначе тело охладится и затвердеет, не почувствует радости расслаб-ленных, «проработанных» мышц при её окончании.
     Много лет назад, во время того моего стресса, я искал не фармацевтических способов расслабления и наткнулся на йогу. До сих пор помню зал, где это было, а самое главное, помню мгновения, когда, закончив тренировку, мы легли на пол, тренер дал несколько советов о дыхании, — и я вдруг окунулся в мир блаженства. Да-да, блаженства. До сих пор помню мысль, которая пришла ко мне после «шавасаны»:
     — Господи, как же это здорово. Это должны попробовать все.
     Кстати, всё больше укрепляюсь в мысли, что мы и живём-то для того, чтобы искать и находить, — места и людей, состояния и ландшафты, события и общества, в которых или с которыми мы будем находиться в состоянии удовольствия. Только, к сожалению, — а может, к счастью, — это процесс динамичный. Достигнув желаемого, радость, как снежинка, тает на ладони. И надо ловить новую.

Тест на антихрупкость*

Авторская колонка
Олег Пономарёв, SPAR-Калининград

Олег Пономарёв

     Мне всегда нравился анекдот про чёрную и белую полосу. В нём товарищ успокаивал друга, оказавшегося в совершенно безнадёжной ситуации, фразой: «Не грузись — жизнь, она, как зебра: одна полоса чёрная, другая — белая». Типа, не переживай, дружище, жизнь наладится, но на следующей встрече второй сказал первому: «Да, брат, ты оказался прав, та полоса была белой».
     Это как один из известных законов Murphy о том, что не может быть настолько плохо, чтобы не стало ещё хуже. Вот так и наша нынешняя жизнь сильно напоминает эту самую полосу, только не чёрную, а серую. Серую — потому что недавно в наше светлое настоящее прилетел большой чёрный лебедь, а потом ещё несколько нежданных птичек. Одни поменьше, другие побольше. Тот лебедь, что поменьше, — это традиционная беда, связанная с рукотворным сечинским самопадением цен на матушку нашу, Нефть-углеводородицу. А те, что побольше, — это коронавирус вместе с начавшимся коронакризисом.
     Кризис экономический никого из профессионалов не удивил — прошло одиннадцать жюгляровских лет экономического роста с 2008 года, и все пузыри достаточно надулись для завершения среднесрочного цикла. Любителей макроэкономики отсылаю к страничкам отечественных экономических гуру Владимира Мау и Сергея Хестанова. Достаточно было толчка, и чёрные лебеди посыпались стаями. Фактически коронавирус стал только триггером масштабного экономического кризиса. Неизбежные меры «нерабочих дней» запустили домино падения доходов в потребительском секторе в торговле, услугах, недвижимости и дальше почти у всех. Кризис пришёл, и в этот момент выяснилось, что прошлый 19-й год, казавшийся нам унылым и безрадостным периодом депресняка, на самом деле был белой полосой счастливого российского и калининградского бизнеса, а сейчас начался жёсткий тест на антихрупкость.
     Серый цвет для нас сегодня — цвет неопределённости. Серыми зонами обычно называют особые территории, на которых не действуют стандартные правила и законы. Наше сегодняшнее состояние — это всё-таки не сплошная зона, это, скорее, полоса.
     Почему я думаю, что это полоса? Потому что первоначальный успех Китая и Южной Кореи, равно как и беспрецедентные усилия, направленные человечеством на борьбу с вирусом и экономическим кризисом, внушают уверенность, что обе беды будут побеждены в течение зримого периода времени. Я не склонен гадать, когда это случится, но если большинство серьёзных учёных-экономистов и вирусологов уверены, что обе задачи решаемы в течение двух лет, то, видимо, так оно и будет. А может быть, и гораздо быстрее. Большая экономика нашей большой страны при этом как работала, так и работает, невзирая на самоизоляцию городских. И «Газпром» с «Роснефтью», и селяне никаких изоляций не знают, а это, к слову, 80 процентов национального ВВП. Но поскольку мы, постиндустриальные 20 процентов народного хозяйства, никогда не жили и не работали в условиях пандемии, для нас формируется новая реальность в экономике и повседневной жизни. Она уже де-факто наступила. Давайте вместе попробуем разобраться, что уже произошло?
     Во-первых, мир самоизолировался. Закончились игры в глобализацию, и вместе с ними закончился международный туризм. Даже в Евросоюзе закрыты внутренние границы. Это не означает, что европейцы утратили единство. Нет, всё больше свидетельств тому, что европейцы активно и вместе справляются с общей бедой. Французы пишут мне о том, что они и итальянцы отправляют своих тяжёлых больных в немецкие клиники, и это лучшее свидетельство силы большого европейского дома. Однако совершенно очевидно, что границы будут открываться долго и не для всех. Ужас, пережитый Италией, Испанией, Францией и Нью-Йорком, забудется ещё не скоро. Во-вторых, нынешний кризис показал качество медицины и государственного управления в различных странах. Нет более ярких свидетельств, чем сухие цифры летальности от коронавируса в разных странах. В-третьих, разные страны по-разному поддерживают граждан и предприятия. Вот здесь и наступает наша отечественная большая серая полоса. Все предыдущие кризисы нам, предпринимателям, никто никогда и ничем не помогал, но у нас никогда и не было пандемии. При сегодняшней стоимости жизни без реальной поддержки очень многим компаниям и их сотрудникам не дотянуть до белой полосы. Но есть и хорошие новости — у меня такое ощущение, что в этот кризис все экономические власти ведут себя более профессионально, чем ранее. Впервые не подняли ключевую ставку, в принципе не завалился в тартарары доллар, а они (тартарары) сейчас где-то в районе 100 рублей за 1$. Нам обещают какую-то поддержку. Хотя обещанный триллион рублей звучит сильно, традиционно достанется он не нам, да и $10 трлн американских антикризисных действий больше во много сотен раз.
     Крайне любопытны экономические хроники коронавируса. Новые реалии нашей потребительской экономики, а именно то, как в условиях свободы информации «племя молодое, племя незнакомое» инстаграмщиков, фрилансеров и миллениалов переживает то, через что прошли предприниматели первой волны в девяностых и начале двухтысячных. Чёрная полоса для них наступила так же неожиданно, как зима в январе. Текущая сложная ситуация является для молодёжи уникальной и совершенно внезапной. У многих за первые две нерабочие недели закончились все деньги. Общий нигилизм, пофигизм и инфантилизм обычно выражается в отрицании — как основных законов экономики, так и обычной житейской мудрости, что неизбежно ведёт к печальным последствиям. Один из величайших инвесторов современности, американский «Мудрец из Омахи» Уоррен Баффет в числе важнейших предпринимательских принципов называет диверсификацию инвестиций, разумное сбережение и жизнь по средствам. А вот этого нашей молодёжи как раз явно недостаёт. Придётся усвоить раз и навсегда, что «спасение утопающих — дело рук самих утопающих».
     Давайте поразмышляем о самом интересном. О системных изменениях в экономике, происходящих на наших глазах. Давно известно, что будущее наступает неравномерно. Вот, например, настоящее в штаб-квартире калининградской компании Bitrix 24 — это далёкое будущее большинства российских компаний. Любой кризис ускоряет и сжимает время. То, что казалось далёким и сложным, становится единственной дорогой жизни. Как говорится, «нет худа без добра», ведь ещё вчера я как типичный представитель «старой школы» ценил больше всего совещания и переговоры tete-a-tete**, а сегодня понимаю, что реально можно эффективно работать дистанционно, и вся эта история с самоизоляцией быстро начнёт изменять наш off-line***мир. Прежде всего, изменится отношение к офисам. Да, действительно, зачем содержать дорогой офис, если можно всё делать дистанционно? Во-вторых, если работу можно делать дистанционно, то её легче конкретизировать и оцифровать. Полная занятость будет заменяться аутсорсингом. Зачем платить сотруднику за полный день, если работа делается за три часа из дома?
     Любопытно наблюдать и то, как дети занимаются дистанционно, и у них получается, пусть через слёзы родителей. Опять же онлайн-занятия в два раза дешевле. Ютюб-трансляция гастровстречи с Женей Гришковцом18+, онлайн-концерт Little Big18+ на четыре миллиона человек тоже в этом тренде. И вот тут как раз и подоспела презентация нового «Bitrix 24 Лондон». Наш земляк и главный айтишник Калининграда Сергей Рыжиков презентовал очередной релиз своей программы. Пересмотрев второй раз конференцию, я вдруг понял, как весь мир бизнеса придёт к полной автоматизации и роботизации. Очень рекомендую.
     Один из классиков менеджмента Джек Траут написал в двухтысячных книгу «Дифференцируйся или умирай»16+. Девиз нашего времени уже другой: «Оцифровывайся или самоликвидируйся».
     Что делаем конкретно мы? После первых двух истеричных недель самоизоляции, после массовой затарки гречкой, сахаром, мукой, мясными консервами в лучших советских традициях супермаркеты перешли к обычной работе в необычных условиях. Жёсткие гигиенические меры и элементы «стерильного коридора» пришлось обеспечивать самостоятельно в соответствии с рекомендациями наших европейских спаровских коллег. Мы научились шить маски из мембранной медицинской ткани за два дня. Добыли антисептики, имбирь и лимон. Запустили с волонтёрами программы помощи пожилым и нуждающимся.
     Всё бы ничего, однако, к сожалению, вся готовая еда в магазинах упала в два раза. А в собственном пищевом производстве занято шестьсот человек. Как сохранить и занять людей? Отпуска, больничные, частичная занятость, перевод на другие должности. Новые решения нашлись в расширении линейки замороженных полуфабрикатов и в доставке. В авральном режиме 20 марта мы начали работу над интернет-магазином zakaz.spar-kaliningrad.ru. Проект, который планировался на шесть месяцев работы, запущен в сокращённом варианте за четыре недели. Думаю, что начнём работу уже в апреле. Вот так внешние обстоятельства заставляют бизнес становиться быстрее.
     Итак, год 2020 — это не только год COVID-19, год, когда отменено всё, год самоизоляции, но и год саморазвития. Как учит нас весь предыдущий опыт преодоления кризисов, коронакризис-2020 точно будет преодолен. Такова диалектика жизни: раньше или позже придёт и белая полоса. Мы скоро вернёмся к привычной жизни и будем сидеть с друзьями на летниках любимых кафе, бродить по торговым центрам, весело «гудеть» с друзьями. Если отбросить панические теории, то в плане мы имеем базовый прогноз падения покупательской способности на 10 или 20 процентов на период до двух лет. Это много, но не смертельно, особенно если вовремя адаптироваться к новой реальности. Гораздо важнее сегодня и завтра оставаться дома и беречь себя, близких, друзей, сотрудников и всех-всех от действительно смертельно опасного вируса. У нас ещё есть шанс в целом пережить острую фазу к июлю, но мягкость профилактических мер чревата и «ужасом без конца», то есть пандемией на года полтора — вот настоящий «ужасный конец» для всего бизнеса.
     И конечно, нужно поклониться врачам, спасающим наши хрупкие жизни.

* «Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса»16+, профессор Нассим Талеб; ** — Наедине; *** — вне интернета

ООО «ЕвроРитейл». ОГРН 1143926011316. г. Калининград, ул. Аксакова, дом 76, кв. 17