Архив рубрики: Персона

Развитие определяет профессионализм

Персона

Екатерина и Сергей Круглик рассказывают о возможностях VIP Clinic, русской школе эстетической медицины и жизни на два города

Семья Круглик давно не нуждается в представлении в Калининграде. Воплощение в «Клинике внимания и понимания» революционной на момент 2008 года концепции, гласившей о необходимости тандема пластической хирургии и косметологии, сделало компанию одним из лидеров индустрии красоты. Дальнейшее развитие определила не подлежащая оговоркам позиция: в клинике должны быть представлены лучшие техники, а лучшие врачи должны работать на лучшем оборудовании. Сегодня Екатерина и Сергей Круглик транслируют эту идею на крупнейших профессиональных конгрессах — в их числе собственный «Балтийский международный конгресс по пластической хирургии и косметологии»18+ — ​и в стенах московского филиала VIP Clinic. Последний работает два года и уже входит в топ-5 лучших клиник России.

— Сергей, в одном из недавних интервью вы говорили, что неправильно рассматривать VIP Clinic только как клинику. Что это большой холдинг, включающий и дистрибьюторскую компанию, и учебный центр, и конгрессы.
Сергей: И клинико-диагностическую лабораторию VIP Lab, которая вначале появилась в московском филиале. Мы решили не ограничиваться столицей и открыли лабораторию в Калининграде. Теперь пациентам VIP Clinic доступно более полутора тысяч исследований на оборудовании экспертного класса.

— В Калининграде кто-то ещё предлагает такую широкую диагностику?
Сергей: Честно говоря, мы никогда не смотрели на то, какие услуги есть на рынке, — главной мотивацией остаются интересы пациентов. Мы предлагаем лабораторные исследования очень высокого уровня.

— Большинство новых проектов стали развиваться в 2018 году, когда VIP Clinic в Калининграде исполнилось десять лет.
Сергей: Это правда: к тому времени накопилось много наработок. Состояние, в котором мы находились, можно сравнить с состоянием сжатой пружины. Разжать её помог переезд в Москву. Открытие второй клиники расширило возможности и позволило запустить эти новые проекты. VIP Clinic в Москве помогает развиваться калининградской клинике, а калининградский опыт незаменим в Москве.
Екатерина: Поправлю Сергея Викторовича — ​мы не переехали в Москву, а начали жить на два города.
Сергей: Действительно, неправильно говорить о переезде. Такое впечатление может сложиться, если смотреть социальные сети, — ​контент в инстаграме часто связан с нашей деятельностью в Москве. Но мы по-прежнему ведём приём в Калининграде, развиваемся здесь и принципиально не собираемся от этого отказываться.
Екатерина: К слову, о новых проектах: вскоре после создания VIP Lab мы запустили Russian School. Команда «русской школы», в которую входят специалисты по маркетингу, менеджменту и финансам, занимается организацией мероприятий. Бренд объединяет крупнейшие конгрессы в России — ​инновационную школу эстетической медицины в «Сколково»18+, «Балтийский международный конгресс по пластической хирургии и косметологии», «Черноморский международный конгресс по пластической хирургии и косметологии»18+ — ​и ведущую международную площадку «Гримальди форум»18+ в Монако, объединяющую более десяти тысяч лучших докторов мира.
Сергей: В мероприятиях Russian School участвуют около 70 профессоров, докторов медицинских наук. Это ведущие специалисты страны, они не стесняются делиться своим опытом со слушателями: пластическими хирургами и косметологами.

— Вы часто говорите, что работаете только с лучшими специалистами. Спикеров Russian School выбираете по этому принципу?
Екатерина: Конечно, все участники проекта — ​признанные эксперты. Следующее мероприятие пройдёт в Геленджике, после состоится «Сколково», а в начале ноября —"Гримальди форум«. Тематика этого года — ​кремлёвские протоколы омоложения, я буду читать доклад о запатентованной VIP Clinic технологии «Селфиомоложение» (неинвазивное лазерное лечение и омоложение кожи, в 2019 году получила награду Glamour Best of Beauty. — ​Ред.). Мы впервые представим её лучшим международным специалистам, это очень ценно.

Персона

Екатерина Круглик
Врач-косметолог, пластический хирург, главный врач клиник пластической хирургии и косметологии VIP Clinic в Москве и Калининграде. Научный руководитель секций косметологии российских и международных мероприятий Russian School. Член Российского общества пластических и реконструктивных и эстетических хирургов ОПРЭХ, член международного общества WOSIAM, эксперт общества специалистов нитевых технологий ОСМНТ. Тренер-эксперт международного уровня.

— Что помогает всё успевать, живя на два города?
Екатерина: Правильное планирование. Единственное, что изменилось, — количество выходных дней. Два года назад они у нас ещё были (улыбается). Мы стараемся максимально уделять внимание обеим клиникам, половину времени проводим в Калининграде. VIP Clinic — ​самодостаточный проект, где работают высококлассные специалисты: врачи-косметологи, пластические хирурги, профессиональная команда анестезиологов, хирургические, операционные, процедурные сёстры. У них впечатляющий опыт и потрясающие работы. В клинике в Москве, к примеру, ведёт приём трихолог из Сербии — ​помогает восстановить волосяные луковицы, улучшить рост волос. Есть врачи, специализирующиеся на лазерных технологиях.

— Расскажите подробнее о технологиях, которые представлены в Калининграде.
Екатерина: В VIP Clinic представлены все типы лазеров и фотосистем, зарегистрированные в России. Отдельного внимания заслуживает криолиполиз CoolSculpting, позволяющий заморозить локальные жировые отложения, — ​похудение происходит в течение трёх месяцев, без реабилитации. Установлены уникальный по характеристикам американский аппарат для удаления волос, ультразвуковой smas-лифтинг Ultherа, Morpheus — ​самая крутая в мире фракционная технология по безоперационному омоложению кожи и лифтингу мягких тканей лица, для коррекции растяжек и работы с рубцами.
Сергей: Помимо всего перечисленного Екатериной Владимировной, у нас есть сама Екатерина Владимировна. Она разработала комплексные протоколы работы с проблемами пациентов, позволяющие сочетать разные техники для получения максимальных результатов.

— Открывая филиал в Москве, вы тиражировали опыт Калининграда? Например, при выборе технического оснащения.
Сергей: Мы понимали, что мы классная клиника с хорошими результатами, хорошим потоком пациентов…
Екатерина: …с хорошей репутацией.
Сергей: С хорошей репутацией. Хотели сделать то же самое, но теперь в Москве. Получилось.

— Есть ли принципиальные отличия в работе VIP Clinic в Калининграде и VIP Clinic в Москве?
Екатерина: Обе клиники находятся в центральных, элитных районах. В Москве немного дороже, но это связано с рынком. Московские пациенты, из тех, кто, может быть, хочет сделать процедуру дешевле, могут прилететь в Калининград. Для калининградских пациентов доступны специальные предложения — выбирая VIP Clinic в Москве, они ни в коем случае не переплачивают.
Единственное, что отличает московскую клинику, — ​американский пикосекундный лазер последнего поколения, один из десяти в России. Это самый дорогой аппарат в мире, в его разработке участвовало NASA. Решает проблемы с пигментацией, удаляет татуировки без рубцов и тяжёлой реабилитации. Приобретать оборудование такого уровня для калининградской клиники нерентабельно из-за недостаточного спроса. Но мы всё равно не отказываемся от этого плана. В то же время в Калининграде есть Morpheus, тогда как в Москве — Scarlett, также работающий по микроигольчатой технологии. Это все отличия.

— Что сегодня определяет развитие клиники?
Екатерина: Как и всегда, профессионализм. Он, в свою очередь, невозможен без опыта, адекватного образования врачей на лучших базах, современного оборудования. Нет ни одного аппарата, который я хотела бы приобрести дополнительно, — ​в VIP Clinic есть всё. Кроме CoolSculpting, Morpheus, Scarlett, Ultherа доступны неодимовый и эрбиевый лазеры, процедуры, которые обновляют ткани кожи, убирают мелкие морщины, сосуды и пигментные пятна, массажи, миостимуляция, программы реабилитации после хирургического вмешательства и многое другое. Мы инвестируем в высококлассное оборудование, не принимая во внимание только его окупаемость. В клиниках есть лазеры, которые в принципе никогда не окупятся. Но мы всё равно приобретаем их, поскольку они решают проблемы пациентов.
Сергей: Что касается хирургии, есть авторские техники работы с молочной железой — ​бесшовные подтяжки, подтяжки с сохранением лактации, — ​эндоскопический лифтинг лица, темпоральный лифтинг верхней трети лба. Работают узкоспециализированные хирурги, занимающиеся эстетической и функциональной риносептопластикой. Специалисты, выполняющие коррекцию передней брюшной полости, — ​такие операции проходят совместно с общим хирургом, чтобы не допустить образования послеоперационной грыжи. Одно из новых направлений — ​high definition* липосакция. Мы не просто удаляем жировую ткань там, где её в избытке, а как скульптор, перемещаем туда, где недостаёт, формируем рельеф. Такая работа позволяет сократить реабилитационный период и получить более выраженные эстетические результаты.

Персона

Сергей Круглик
Пластический хирург Института пластической хирургии и косметологии, кандидат наук. Главный окружной пластический хирург САО, СВАО г. Москвы, член профильной комиссии по пластической хирургии при главном внештатном специалисте Министерства здравоохранения РФ — Наталье Мантуровой, действующий член ОПРЭХ. Руководитель сети клиник пластической хирургии и косметологии VIP Clinic.

— Долго присматриваетесь к новым технологиям, прежде чем внедрить их?
Екатерина: Мы знакомимся не только с процедурой, но и с её авторами — посещаем производство, общаемся с собственниками. После этого собираем информацию об опыте применения у международных коллег, смотрим, как та или иная технология интегрируется в российский рынок. Ждём, когда компания-производитель проведёт доклинические и клинические испытания, а компания-дистрибьютор получит регистрационное удостоверение. Только после этого берём аппарат или технологию на апробацию, принимаем решение.

— Как происходит работа над авторскими техниками, например «Селфиомоложением»?
Екатерина:
Я очень осторожно отношусь к слову «авторский», но именно этот термин лучше всего помогает объяснить, что та или иная техника принадлежит мне, основываясь на опыте и имеющемся в клинике оборудовании. Создание новой техники — история комбинаций разных процедур, невозможная без advanced** владения каждой из них и глубокого понимания физики, химии, физиологии, анатомии. Когда ты осваиваешь монопроцедуру, начинаешь думать, с чем её сочетать, чтобы результат был ещё лучше.
Сергей: В хирургии иначе. Несмотря на то, что каждый пациент индивидуален, вмешательства стандартизированы, выполняются по определённому протоколу — ​опять же, чтобы понимать гарантию вмешательства. Новые способы хирургической коррекции возникают в ответ на запрос пациентов, так было с техникой подтяжки груди с сохранением лактации. Пациент всегда в фокусе внимания — ​это лежит в основе нашего подхода.

Открытие второй клиники расширило возможности и позволило запустить новые проекты. VIP Clinic в Москве помогает развиваться калининградской клинике, а калининградский опыт незаменим в Москве

— Хочу поговорить с вами о трендах: глобальном курсе на естественность, позитивном отношении к возрасту, уважении к его особенностям.
Сергей: Мы всегда за естественную красоту. Но давайте будем честны: на бодипозитив нельзя смотреть под одним углом. Внешность и паспорт не всегда совпадают. Когда человек в шестьдесят лет выглядит на сорок, можно говорить о том, как здорово естественно стареть. Но когда в сорок его принимают за пожилого человека, возникают настоящие терзания. Омолаживающая процедура в таком случае — ​история про позитивное или негативное отношение? Второе направление пластической хирургии — не коррекция возрастных изменений, а бьютификация. Допустим, девушке достался папин нос, она хочет восстановить пропорции лица. Какова плоскость этих рассуждений? Скорее позитивная, потому что операция позволит ей стать уверенной в собственной внешности. Женщине после родов нужно скорректировать грудь, переднюю брюшную стенку, избавиться от других недостатков. Ещё один угол зрения — ​пациенты с онкологией молочной железы.
Екатерина: Я всегда за позитивное отношение к внешности. Если человек счастлив в своём теле, никогда не буду склонять его к вмешательству, а скажу: «Вы прекрасны». Обращаться к хирургу следует, когда не остаётся никаких сил смотреть на собственное отражение в зеркале. То же самое с косметологией — ​нужно точно знать, что процедура необходима. Консультации начинаю с жалоб, собираю анамнез, смотрю на эластичность кожи и неровности, если требуется, отправляю пациента на ультразвуковое исследование мягких тканей. Чтобы точнее прогнозировать эффект косметологического лечения, в VIP Lab доступен бьюти-скрининг. Этот анализ состоит из 45 показателей — ​витамины, минералы, аминокислоты, белки, гормоны — ​и многое говорит о внутреннем старении организма. Кроме этого, активно обсуждаем с коллегами «дисморфию селфи» — ​я одна из первых в России подняла этот вопрос на международном уровне.

— Объясните, что это?
Екатерина: Раньше пациенты приносили на приём фотографии голливудских звёзд и просили сделать губы, как у Анжелины Джоли. Сейчас они приносят свои фотографии, отфильтрованные в снэпчате. Врачу нужно определить — ​это неприятие себя или дисморфия, при которой требуется участие в лечении других специалистов.
Возвращаясь к вопросу о трендах. Проанализировав все обложки журнала Glamour16+ за последние двадцать лет, я обратила внимание, что у героинь узкий ровный нос, выраженные скулы, впалые щёки, чёткая линия нижней челюсти, пухлые губы и, главное, гладкая, ровная кожа. Второй вывод — ​максимальная естественность и натуральность. Без них результат процедур будет выглядеть вульгарным.
Сергей: Мы убеждены, что инъекционная косметология без каких-либо аппаратов рано или поздно заходит в тупик. В Москве часто видим последствия — ​у пациентов, которые годами раздували лицо уколами и не делали лечебные процедуры, кожа в ужасном состоянии. Это ещё раз доказывает, что современная эстетическая медицина немыслима без высоко­качественного оборудования.

Софья Сараева
 Фотографии предоставлены компанией