Архив рубрики: Персона

Не теряют оптимизма, бьют лапками

Персона

В 2019 году «Экопэт» вошёл в национальный проект «Производительность труда и поддержка занятости». Генеральный директор компании Александр Аникеев считает, что это единственный путь развития

Александр Аникеев

  • Генеральный директор АО «Экопэт» и «Балтийского промышленного парка»
  • Более 20 лет работает на руководящих должностях в государственных и частных компаниях
  • Образование: City Business School* (Москва), мастер делового администрирования (МВА) по программе «Интенсив. Финансы»; А1 Business School** (Великобритания, Лондон), MBA General Intensive***; Академия управления МВД России, специальность «Организация правоохранительной деятельности»; Калининградская высшая школа МВД России, специальность «Юриспруденция»; Киргизский сельскохозяйственный институт
    им К.И. Скрябина, специальность «Гидромелиорация»

* — Сити бизнес скул; ** — бизнес школа А1; *** — программа бизнес-образования

     — Расскажите об участии в проекте «Производительность труда и поддержка занятости».
     — Летом прошлого года наше предприятие посетили представители Федерального центра компетенций (ФЦК, оператор национального проекта в части адресной поддержки предприятий. — Ред.) и предложили участвовать, мы согласились. Программа федеральная, отцы-основатели: председатель Правительства РФ Дмитрий Медведев, первый заместитель председателя Правительства РФ — министр финансов Антон Силуанов, министр экономического развития РФ Максим Орешкин.

     — Вы стали первым калининградским участником?
     — Одним из первых. После нас в программу должна была войти ещё одна калининградская компания, но её руководители сказали, что переоценили свои силы, и отказались от участия. В июне мы подписали соответствующее соглашение с ФЦК, эксперты центра сейчас работают на нашем предприятии.

     — Что это даёт?
     — Главная цель программы — за три года с момента вступления повысить производительность предприятия не менее чем на 20 процентов. Ежегодно мы должны увеличивать этот показатель на 5 процентов. На протяжении всего этого времени эксперты ФЦК выявляют узкие места в работе оборудования, в отношении производственных процессов. Также программа направлена на изучение и внедрение принципов бережливого производства. Они впервые были сформированы в Японии, в компании Toyota, заключаются в повышении производительности предприятия за счёт сокращения потерь.
     Если участники проекта выполняют все условия, могут рассчитывать на субсидию от правительства. Мы первые из предприятий Калининградской области получили субсидию в размере 7,5 миллиона рублей. Благодаря этому 200 сотрудников (всего на «Экопэт» работают 300 человек. — Ред.) проходят обучение — от изучения иностранных языков до повышения квалификации в маркетинге, химии и так далее. Вы, когда шли в мой кабинет, наверняка видели, что в конференц-зале встреча — это тренер Олег Видякин ведёт курсы для наших специалистов.

     — Глобальный замысел программы связан со стратегией импортозамещения?
     — Да, всё связано с этим. Проект важен и потому, что если сравнивать производительность труда, Россия отстаёт от развитых стран на несколько десятков процентов. То, что руководство страны ставит задачу повысить производительность, — правильно.

Посмотрите на людей, которые работают на немецких и японских предприятиях, — у них способность к высокой производительности труда в крови.
Мы стремимся к этому уровню

Персона

Завод «Экопэт»

     — Почему отстаём? Недостаточно квалификации?
     — Квалификация высокая, дело в менталитете. Посмотрите на людей, которые работают на немецких и японских предприятиях, — у них способность к высокой производительности труда, бережливому производству, корпоративной культуре в крови. Мы стремимся к этому уровню.

     — К вам теперь регулярно приезжают эксперты, сотрудники во время рабочего дня слушают в конференц-зале лекцию — легко дались перемены?
     — Мы все вышли из зоны комфорта, это правда. Чтобы преодолеть сопротивление переменам, пришлось провести с сотрудниками определённую работу. Когда согласились войти в нацпроект, я собрал весь коллектив «Эко-пэта» и «Балтийского промышленного парка» и объяснил, что с этого дня начинается сложная работа, другого пути у нас нет — либо мы учимся и движемся вперед, либо остаёмся на обочине. Объём обязанностей увеличился: рабочая группа по проекту, в которую входят главный инженер завода, ведущие специалисты и руководители отделов, трудится ежедневно. Создаются карты процессов, благодаря им мы видим, что нужно улучшить. После окончания рабочего дня сотрудники остаются учить английский язык.

     — Участие добровольное?
     — Конечно. Никого не отправляю в приказном порядке на изучение языков или повышение квалификации. Результаты опроса внутри компании показали: сотрудники сами хотят учиться. Они видят, что генеральный директор не остался в стороне — сейчас изучаю польский язык, в скором времени возобновлю занятия английским. По-другому нельзя.

     — Какие ещё преференции обещаны, если выполните все требования проекта?
     — Появится возможность получить государственное финансирование до 300 миллионов рублей на пять лет под один процент. Эти деньги мы можем направить на закупку нового высокотехнологичного оборудования. При определенной модификации имеющегося можем и вовсе перейти на другой вид продукции. Сейчас «Экопэт» выпускает пищевой гранулированный полиэтилентерефталат (ПЭТФ), из которого делают тару для растительного масла, молока, соков, газированных и других напитков. Если обновим оборудование, сможем выпускать волоконный ПЭТФ — полиэстер, повсеместно использующийся в производстве одежды. И это совсем другой рынок сбыта, более ёмкий.
     Как участники проекта «Производительность труда и поддержка занятости», мы вступили ещё в два: «Лидеры производительности» и проект Российского экспортного центра (РЭЦ). По результатам первого наш главный инженер и финансовый директор станут бизнес-тренерами и смогут в дальнейшем обучать команду. Сейчас они проходят обучение в ФЦК в Москве, программа включает три модуля, после её прохождения предстоит защитить выпускную работу. Проект РЭЦ подразумевает повышение квалификации сотрудников в работе на внешнеэкономических рынках. При выполнении всех условий можем рассчитывать на субсидирование логистических операций при экспорте нашего товара до 50 процентов, бесплатные маркетинговые исследования внешнеэкономических рынков, бесплатную регистрацию товарного знака в 120 странах мира.

     — В 2019 году из-за аварии на «Сибур» было остановлено производство ПЭТФ. Вы стали поставлять больше продукции на российский рынок?
     — Нет, эти объёмы заместили китайские производители. Однозначно ответить на вопрос «почему», я сейчас не смогу, но случай показательный. Чтобы защитить внутренний рынок, мы обратились в федеральное Министерство экономического развития с предложением повысить для третьих стран таможенную пошлину на ввоз продукции в Россию с четырёх до десяти процентов. Нам ответили: существует специальное расследование, которое должно подтвердить, что происходит демпинг по цене. Оно занимает девять месяцев, и если факт подтверждается, компетентные органы могут пересмотреть размер пошлины. Вместе с коллегами из «Сибур» и «Европласт» (российские химические предприятия, также производят ПЭТФ. — Ред.) мы намерены инициировать расследование через Минэкономразвития, чтобы наконец уравнять правила игры.

     — Перевозчики сегодня тоже жалуются на несправедливые тарифы, при этом многие из них с недоверием относятся к подобным обращениям, потому что уже получали отказы. Вы же настроены оптимистично…
     — Потому что убеждён: нельзя терять оптимизм. Помните сказку-притчу про двух лягушек?

     — Боюсь, не помню.
     — Две лягушки попали в кувшин с молоком, откуда невозможно вылезти. Первая отчаялась, сложила лапки и утонула. Вторая решила не сдаваться: долго-долго била лапками, взбила молоко в сметану и выпрыгнула из кувшина. Мне понятен скепсис, о котором вы говорите, но если ничего не делать, ничего не произойдет. Никто не верил в эффективность нашего обращения в Минэкономразвития, тем не менее, мы получили ответ, что есть реальный механизм. Если хотите, можно провести аналогию с государством — когда нас со всех сторон окружили санкциями, мы не только не сдались, а нарастили производство и начали создавать конкурентоспособную продукцию.
     Когда-то завод «Экопэт» работал в половину своей проектной мощности, выпускалось много бракованной продукции, склады были завалены, территория — в запустении. Нам удалось всё изменить: увеличили производство ПЭТФ до 660 тонн в сутки, стабильно выходим в прибыль, занимаем долю российского рынка в 32 процента — и это не предел. Главное, чтобы было желание бить лапками. У нас есть.

     — Эксперты говорят, что нефтехимическая промышленность должна пережить бум роста инвестиций в модернизацию, иначе будет невозможно конкурировать с азиатскими производителями.
     — Это правда. В Китае, который лидирует по объёмам производства ПЭТФ, большие средства вкладываются в развитие нефтехимического комплекса. Там высокоразвитый рынок сырья, более щадящее законодательство по отношению к химическим предприятиям — что, к слову, не очень хорошо, потому что мы говорим о предприятиях первого класса опасности. В 2019 году в Китае ввели в эксплуатацию завод мощностью 4,6 миллиона тонн терефталевой кислоты в год — это основное сырьё для производства ПЭТФ.

     — Инвестиции были частные?
     — Не знаю. Но знаю, что нам тоже есть что предложить инвесторам. Мы не прекращаем работу над «Балтийским промышленным парком», который находится на берегу судоходного канала и обладает развитой инфраструктурой: компания, сегодня ставшая резидентом, может начать работать уже завтра. «Экопэт» сейчас выставлен на продажу, банк «Траст» должен в течение короткого времени продать наш актив. Государство, понятно, покупать не будет. Интерес проявили два российских инвестора и два иностранных — мировые лидеры в производстве полимеров и пластика. Надеемся, что новый акционер продолжит инвестировать в модернизацию предприятия.

     — Смена собственника — тоже выход из зоны комфорта?
     — Несмотря на то что мы привыкли, это всегда потрясение для команды. Так получилось, что акционеры у «Экопэт» менялись практически ежегодно. Первый собственник брал кредит на строительство завода, затем что-то пошло не так, и предприятие перешло банку МДМ (российский коммерческий банк, существовал в 2009-2016 годах. — Ред.). МДМ, в свою очередь, продал актив «Бинбанку», после прекращения его деятельности мы перешли финансовой группе «Открытие». Когда был создан банк непрофильных активов — ПАО «Национальный банк Траст» — в него вошли «Экопэт», «Балтийский промышленный парк» и завод «Пятый элемент» в Краснознаменске.

     — Что ещё ждёт предприятие в 2020 году?
     — В начале года запланирована остановка завода на три недели. Очистим оборудование, что-то отремонтируем, что-то заменим — на ходу такие вещи не делаются. Раньше на подобное обслуживание завод останавливали каждый год, сейчас попробовали проводить плановый ремонт раз в два года, чтобы не выпадать из бизнеса на три недели, — и нам это удалось. Возвращаясь к разговору о достижениях. «Экопэт» — четвёртый в мире завод, работающий по новейшей двухреакторной технологии производства ПЭТФ. Она, как и всё новое, несовершенна, поэтому наши технические специалисты продолжают её дорабатывать. Сегодня за техническими рекомендациями к нам обращаются коллеги из Великобритании. Когда я спросил, откуда они про нас узнали, ответили, что им рассказали об «Экопэт» в Соединённых Штатах Америки. Это лестно, надеемся, о нас продолжат говорить.

Софья Сараева
 Фотографии Светланы Андрюхиной и предоставлены компанией