Архив рубрики: Книжная полка

Когда все есть, а счастья нет

Лауреат «Большой книги», постмодернист и серия детективов на новогодние каникулы – советует почитать Любовь Антонова

Книжная полка

Александр Архангельский.
«Бюро проверки»18+

     Александр Архангельский — человек из телевизора, и хорошо, что этот телевизор включен на канале «Культура». Кроме того, что Архангельский — известный ведущий передач и лектор на «Арзамасе», что он задает смелые вопросы Путину на встречах с деятелями нынешней культуры, он еще признанный литературовед, автор книг. К концу каждого года русским писателям раздают национальную премию «Большая книга» — от меценатов, то есть премия не является государственной, но остается самой престижной в стране. Александр Архангельский получил вторую премию «Большой книги» в 2018 году с романом «Бюро проверки», опередив Дмитрия Быкова с "Июнем"18+, а Евгений Гришковец с мемуарным романом "Театр отчаяния, или Отчаянный театр«18+ вошел только в длинный список и ожидаемой награды не получил.
     Действие романа происходит в олимпийской Москве 1980 года и продолжается девять дней. Аспирант Ноговицын возвращается из стройотряда, вызванный срочной телеграммой. Что это за телеграмма, почему он вернулся и что должен предпринять, — в ответах на эти вопросы заключена интрига романа, почему-то анонсированная детективной, — наверное, для лучших продаж, — потому что к детективному жанру роман отношения не имеет. Там, как минимум, никого не убивают. Весь сюжет закручен вокруг одного факта: Алексей Ноговицын — православный верующий. Что само по себе в СССР если не преступление, то отступничество от идеала строителя коммунизма, каким, без сомнения, должен быть вооруженный учением марксизма-ленинизма советский философ.
     В «Бюро проверки» много деталей, описывающих существование общества на излете застоя, и как человек, живший в то время, я с увлечением занималась вылавливанием из текста мелких блох. Вроде пивного бара, где к пиву подавали креветок (!). До девяностых годов — как мне кажется — не бывало и видеомагнитофонов с коллективным просмотром запрещенных фильмов. Впрочем, тут могу ошибаться, так как в романе занимаются этим дети чиновничьей элиты, а жила она на другой планете. Олимпиада и ее бойкот, пустынная Москва с внезапным дефицитом не из-под полы, а на прилавках, церковные служители с их мирскими грешками, смерть Высоцкого, сфальсифицированные тайные общества — много памятного, понятного и много недосказанного. Как аспирант из рядовой советской семьи пришел к вере, почему его подвели под монастырь доносом в гэбуху, и чем эта история закончится — провалом кандидатской, отчислением, армией с Афганистаном — автор предоставил воображению читателя. Так можно было, но зачем?

Олимпиада и ее бойкот,
пустынная Москва с внезапным дефицитом не из-под полы, а на прилавках, церковные служители с их мирскими грешками, смерть Высоцкого, сфальсифицированные тайные общества – много памятного, понятного и много недосказанного

Книжная полка

Виктор Пелевин.
«Тайные виды на гору Фудзи»18+

     Если вы еще не прочли, то очень советую это сделать. Новый роман Виктора Олеговича Пелевина «Тайные виды на гору Фудзи» начинается похожим на анекдот образом. Три российских олигарха — русский, еврей и татарин — отдыхают от трудов своих тяжких, проводят время на соседних яхтах в лазурном море и придумывают новое развлечение. Ну, они так думают, что новое. Выписывают себе буддийских монахов, которые должны погрузить их в неимоверное счастье, потому как все есть, а счастья нет. Но нет ничего невозможного за деньги. Особенно за большие деньги. С помощью некоего прибора, копирующего погружение в джаны из мозга монаха в мозг олигарха, у них получается — увидеть свет, познать покой и вот это вот все. В итоге, как и следовало ожидать, случается катастрофа, и счастье, которое они вроде бы поймали за хвост, превращается в ад на земле. Они не могут найти дорогу к самим себе прежним и ужасно от этого страдают — сатира у Пелевина воистину искрометная, а русский язык в «Тайных видах» приносит удовольствие, коего я, например, была лишена при чтении предыдущих романов популярного российского писателя-постмодерниста, а теперь даже стала сомневаться в собственном отрицании его творчества.
     Параллельно развивается тема бывшей одноклассницы одного из олигархов, испившей до дна свою чашу, — от бандитской подружки, содержанки, сожительницы до обрюзгшей одинокой, извините, бабы, тоже по-своему несчастной. Она своим путем находит дорогу к свету, вступает в секту феминисток нового уровня — не чета Кларе Цеткин и Розе Люксембург, осваивает магические техники и в результате перестает брить ноги, выщипывать брови, что до ее инициации соответствовало стандартам царствующей патриархии. А соответствовать им она больше не хочет и не будет. Финал предсказуемый и ужасно смешной. Хочется пересказать, но не стану, а Пелевин не в первой своей книжке предсказывает победу матриархата. Аж страшно.

Книжная полка


Чай, кофе, детектив

     Иногда я завидую своему маленькому внуку, не читавшему еще «Трех мушкетеров», «Моби Дика», и «Знак четырех». Ему только предстоит открыть дивный мир самых романтичных, загадочных и увлекательных книг. И могу себе представить, как были бы счастливы любители детективов, найдись, например, неопубликованный роман Агаты Кристи.
     Спешу обрадовать: отчасти эту роль классического детектива, — детективной неоклассики, если быть точной, — исполняет серия издательства АСТ под названием «Чай, кофе, детектив». Больше двух десятков книг выпущены по образу и подобию старых, истрепанных и зачитанных до дыр книжек, будто бы выпавших из советских лакированных книжных шкафов. В этой серии есть и подражатели приключениям Шерлока Холмса, и некий клуб знаменитых писателей, и вполне приличные вещи, имитирующие сюжеты и действующих лиц эпохи первых автомобилей.
     К примеру, Кэролл Данн, «Тайна зимнего сада». Типичный роман-вариация на тему двадцатых годов прошлого века и Вудхауза. Вот-вот из-за угла старинного поместья выскочат Дживс и Вустер, но выскакивает Дэйзи Дэлримпл, журналистка и любопытная особа из обедневшего аристократического семейства, сама зарабатывающая на жизнь, — чем повергает в шок всех знакомых своей высокородной мамы. Мало того, что она работает в журнале, так еще и помогает Скотленд-Ярду в расследовании загадочного убийства исчезнувшей служанки. Прелесть, да и только.
     Или Мэри Лу Лонгворт, «Смерть на винограднике». Автор — канадка, живущая в Америке, влюбленная в Прованс. Там и происходят придуманные ею убийства. Их раскрывают судья Верлак и комиссар Полик, время от времени им помогает преподавательница университета и подруга Верлака Бонне. Сюжеты вполне банальны, — смерть на винограднике произошла ради сохранения тайны другой смерти, — но главное в романах Лонгворт вовсе не сюжет. Вот Верлак: хоть и судья, но богат наследственным богатством, пьет изысканное вино, собирает современных художников, обедает в мишленовских ресторанах, ездит на ретро-порше. Жена Полика — винодел, обожающая прованские виноградники. Иными словами, красота Прованса, мелочи его жизни, быт его обитателей настолько обаятельны, что читатель уже почти не следит за тем, как раскручивается расследование убийства.