Архив рубрики: Гость

Перекресток историй

Гость, Профессор Майкл Мехаффи

В Калининграде по приглашению программы профессионального развития Архитекторы.рф побывал эксперт ООН, консультант программ по развитию городской среды и «Моя улица» в Москве, профессор Майкл Мехаффи. Кристина Черемушкина поговорила с ним о том, как влияет архитектура Калининграда на его жителей

a— Прежде всего расскажите, на какой стадии сейчас находится «Новая программа развития городов» ООН («ООН-Хабитат»), в разработке которой вы участвовали?

     — Сама хартия была принята в городе Кито, Эквадор, в октябре 2016 года. Затем, в декабре того же года, ее ратифицировали все страны. Сейчас программа находится в стадии осуществления серии инициатив по всему миру. В первую очередь это проекты, связанные с обменом знаниями, и несколько пилотных инициатив. Давайте я расскажу, как это работает на примере Вьетнама, где я сотрудничал с канадским НКО. Там уже благоустроили несколько общественных пространств в небольшом городке, после чего мы встретились с чиновниками из гораздо более крупного города рядом. Теперь их город, основываясь на этой модели, полностью реорганизует свои общественные пространства. Затем уже федеральное правительство Вьетнама наняло нас в качестве консультантов, чтобы мы разработали национальную программу благоустройства. Я называю это моделью «снежного кома». Вы не можете провести глобальную программу по благоустройству в одночасье: сначала люди видят результат небольшой работы, понимают, что им становится приятно жить рядом с таким пространством, и вся программа приобретает большие масштабы на основе маленьких пилотных проектов. Мне кажется одним из самых впечатляющих примеров то, что делает «Стрелка» в России, и Калининград — один из очагов ее деятельности. Я не знаю, заключено ли между «Стрелкой» и ООН какое-то соглашение, но так или иначе мы смотрим в одну сторону. Кроме того, суть программы в том, что происходит сотрудничество различных организаций разных масштабов. Программа «ООН-Хабитат» очень мало может сделать самостоятельно, ей нужны эти руки в полях, которые смогут воплощать концепцию.

Гость

План реконструкции Ленинского проспекта

     — ООН уже заключила соглашение с Якутском. Есть ли Калининград среди российских городов, с которыми может в ближайшее время начать работать ООН?
     — Надо понимать, что «ООН Хабитат» заинтересована в сотрудничестве на всех уровнях, поэтому сложно сказать, будет ли какое-то конкретное соглашение с Калининградом. Вы должны понимать, что это набор не конкретных мер, а направляющих, суть которых в том, что человек возвращается в центр градостроительства. В 1933 году была одобрена Афинская хартия, описывающая функциональное разделение города, в котором он сам и машины решат все проблемы. Мы поняли, что эта концепция не работает, и нужно переходить к такой, в которой человек является центром.

     — Вы повторяете, что архитектура прямым образом влияет на настроение и самочувствие горожан. Давайте рассмотрим несколько примеров из Калининграда. Как на жителей нашего города, к примеру, влияет тот факт, что у нас очень мало прямых улиц и намного больше извилистых?
     — Архитектура — один из сильных элементов, влияющих на состояние человека, но есть и другие. Я бы сказал, что в Калининграде очень много положительных факторов среды, например красивые зеленые насаждения вдоль улиц и в парках. Я упомянул в лекции концепцию биофилии, ключевая мысль которой в том, что мы естественным образом хотим быть рядом с природными формами. Своими парками и зелеными насаждениями Калининград предлагает именно это. Но есть и другие свойства пространства, которые создают ощущение уюта и комфорта, — в том числе улицы. Когда они очень длинные и прямые, тянущиеся вдаль, нам от этого не по себе. Я видел в Калининграде много красивых пространств, сформированных улицами, — этаких комнат в масштабе города. Мы хотим применять природные, биофилические черты в архитектуре: фрактальные паттерны, различие масштабов, орнаменты, узоры. И я бы сказал, что в Калининграде много зданий и пространств, которые могут быть улучшены так, чтобы лицо улицы в целом создавало ощущение комфорта. Но не стоит забывать, что ключевой момент — это люди, ощущение жизни. Можно создать для них комнаты с кафе, интересными входами в магазины, скамейками рядом с крыльцом — эти черты делают город привлекательным. Чем больше горожане сами пользуются улицами и хотят на них проводить время, тем больше это привлечет других.

Гость

Ремонт домов в «ганзейском» стиле на Ленинском проспекте

     — Какие изменения происходят в сознании горожанина, когда в псевдоисторическом стиле реконструируется обычная хрущевка, как это произошло у нас на главной улице города?
     — Нет никакой проблемы в том, что вы заново используете архитектурный язык прошлого и надстраиваете его над существующим наследием. Все это делают. Вопрос всегда в том, насколько буквально вы это делаете, и в качестве работы. Я не могу оценить ваши здания, не присматривался к ним. Часто такого рода реновации проводятся очень поверхностно, не уделяется внимания деталям. Все эти немецкие постройки очень красиво состариваются, на них появляются текстура, грубость, что часто упускают. И надо лучше работать с контекстом — тем, что сейчас окружает эти здания.
     Я считаю, что Калининграду нужно стараться все-таки находить сплав того, что есть сейчас, с тем, что было. И не надо думать, что изюминкой города являются только немецкие здания, нужно также принимать во внимание тот архитектурный язык, который был использован после войны. Это и даст тот самый уникальный калининградский стиль. Сейчас я вижу только фрагментированные архитектурные заплатки, которые очень опосредованно взаимодействуют друг с другом.

Гость

Ремонт домов в «ганзейском» стиле на Ленинском проспекте

     — После лекции вы посоветовали заполнять в Калининграде пустые пространства. Горожане думают по-другому: для них это точечная застройка и жадность девелоперов. Как решить эту проблему?
     — Отсутствие доверия к девелоперам — ключевая проблема растущих городов. Люди видят много негативных примеров, поэтому не верят, что какая-то застройка может быть бережной и успешной. И это вызов для всех — как организовать процесс так, чтобы люди участвовали в проектировании зданий на каждом этапе. Если бы заинтересованные стороны могли работать с властями и застройщиками, это была бы ситуация win-win* для всех: здания, в которых люди хотят жить, живая среда вокруг, развитый малый и средний бизнес.

     — Какой архитектурной ценностью обладает, на ваш взгляд, Калининград по сравнению с другими городами России?
     — Я бы сказал, что Калининград — это перекресток, очень интересное место, где пересекаются много потоков истории: немецкой, советской, российской, скандинавской даже. Здесь есть потенциал для образования сильной локальной идентичности. Считаю, что нужно прежде всего найти эти естественные связи и работать с ними, а не пытаться слепить что-то совершенно новое. Это очень важный город для мировой истории, город Канта и Гилберта. У Калининграда есть возможность обрести свое лицо и место на европейском континенте, в частности, это может быть сделано через обретение своей архитектуры и сети общественных пространств.

*– Взаимовыгодный

Фотографии Егора Сачко,
 Александра Подгорчука