Архив рубрики: Чемодан

Италия, волейбол и немного кино

Чемодан

Борис Овчинников рассказал о путешествии по маленьким городам Апеннинского полуострова, где жизнь течет медленно в окружении памятников Всемирного наследия ЮНЕСКО

О
чередным поводом побывать в Италии стал чемпионат мира по волейболу. Так здорово, когда любимое место совпадает с любимым действом. Кто-то посчитает слово «действо» в данном случае неуместным, но я не соглашусь: действом раньше называли драматическое представление. Для меня волейбол — это прежде всего зрелище, представление, к тому же полное драматизма.

     Драматизма в этом чемпионате было с избытком, к сожалению, ожидания не оправдались — сборная России не вышла в полуфинал, хотя наши надежды были достаточно обоснованы и подкреплены недавними успехами сборной: выигрышем прошлогоднего чемпионата Европы, а также Лиги Наций в этом году в упорной борьбе с сильнейшими сборными мира. Но, положа руку на сердце, в этой поездке для меня был все-таки главным не волейбол, а Италия. Мне нравится бывать в уже полюбившихся местах, хотя в этот раз наш маршрут проходил главным образом там, где бывать еще не доводилось.

Чемодан

Борис Овчинников с супругой на матче чемпионата мира по волейболу в Италии

     Мы с женой прилетели в столицу провинции Апулия — город Бари. Это юг Италии, побережье Адриатического моря. Если вспомнить карту Апеннинского полуострова — высокий сапог с ботфортом, — то Бари находится аккурат в точке, где каблук переходит в пятку. Апулия и Бари стали принадлежать Риму после битвы с греческим полководцем Пирром. Помните такую идиому — «пиррова победа». Так вот, то самое сражение, в котором победил Пирр, но в результате потерял почти все свое войско, произошло возле Бари, и Пирр вынужден был оставить Апулию.

     В Италии не найти места, не связанного с большой Историей. Давно заметил, что географическая широта сильно влияет на характер населения. Градус темперамента находится в обратно пропорциональной зависимости от градуса широты. Итальянский сапог вытянут с севера на юг более чем на тысячу километров, поэтому так отличается характер пьемонтца и ломбардийца от апулийца или неаполитанца.

     Вообще, о людях многое говорит манера вождения автомобиля. В России, когда я сажусь за руль, сразу бросается в глаза то, что уже давно, к сожалению, тоже стало идиомой — «русское хамство» и агрессивность. В Апулии усредненный водитель — это какой-то полубезумный гонщик, когда едешь в такси, то комфортнее будет закрывать глаза, а если сидишь на заднем сиденье, то лучше пристегнуться. И не только в целях безопасности, а чтобы не перекатываться от одной двери к другой. Но экспансивность у апулийцев не переходит в агрессию, они приветливы и доброжелательны.

Чемодан

Столица провинции Апулия – город Бари

     Апулия — зона садоводства, и уже на подлете к Бари видно, что город со всех сторон окружен садами. Нас заинтересовал уникальный город Матера, расположенный в 70 километрах от Бари. Уникален он тем, что все дома в городе вырублены в скалах и по большому счету являлись пещерами, фасады либо пристраивались к пещерам, либо тоже вырубались. Город был основан в III веке до нашей эры. Сейчас «пещерных людей» не осталось, они переселились в новую часть города, а старая часть используется как музей и внесена ЮНЕСКО в перечень всемирного наследия. Кстати, Италия является абсолютным мировым лидером по количеству объектов всемирного наследия, их там 54, для сравнения, на территории огромной России — 28. Почти каждый город Италии служил съемочной площадкой какого-нибудь фильма, и Матера сыграла в известном фильме Мела Гибсона «Страсти Христовы» роль Иерусалима.

     Следующим пунктом нашего маршрута был город Ассизи региона Умбрия. В первую очередь город известен тем, что здесь родился и умер один из самых почитаемых в католицизме святых — Франциск Ассизский. Орден францисканцев, основанный Святым Франциском, пожалуй, самый влиятельный. Конечно же, в городе есть объект всемирного наследия — монастырский комплекс. Франциск Ассизский умер в 1226 году, уже в 1228 году был канонизирован, и в том же году началось строительство базилики Сан-Франческо. Лучшие художники Проторенессанса расписывали храм. Прекрасно сохранились фрески великих Джотто и Чимабуэ, да и сам город сохранил средневековый облик. Я знаю не менее четырех фильмов о Франциске, но лучшим, на мой взгляд, является фильм Франко Дзеффирелли «Брат Солнце, сестра Луна», снятый еще в 1972 году.

     В Ассизи мы ночевали, а на следующий день двинулись в Тоскану. Пообедать остановимся в городке Кортона, а пока движемся вдоль берега Тразименского озера. Ну и как тут не вспомнить стихотворение Гумилева, оно так и называется      «Тразименское озеро»:
     Зеленое, все в пенистых буграх,
     Как горсть воды, из океана взятой,
     Но пригоршней гиганта чуть разжатой,
     Оно томится в плоских берегах.
     Не блещет плуг на мокрых бороздах,
     И медлен буйвол грузный и рогатый,
     Здесь темной думой удручен вожатый,
     Здесь зреет хлеб, но лавр уже зачах,
     Лишь иногда, наскучивши покоем,
     С кипеньем, гулом, гиканьем и воем
     Оно своих не хочет берегов,
     Как будто вновь под ратью Ганнибала
     Вздохнули скалы, слышен визг шакала
     И трубный голос бешеных слонов.
     При чем здесь слоны и карфагенский полководец Ганнибал? А при том, что на берегу озера в ходе Пунических войн в III веке до нашей эры состоялось знаменитое сражение, в котором Ганнибал разбил римское войско.

Есть такое понятие – культурный ландшафт. Это тот самый случай, когда деятельность человека не уничтожает природу, а наоборот – украшает то,
что создано Богом

     Ради чего мы едем в Тоскану? Прежде всего для того, чтобы увидеть Валь-д`Орчу — еще один объект всемирного наследия. Что такое Валь д`Орча? В переводе с итальянского — долина реки Орчи. Резонно возникает вопрос: «Чем же она знаменита?» Есть такое понятие — культурный ландшафт. Это тот самый случай, когда деятельность человека не уничтожает и не обезображивает природу, а наоборот — украшает то, что создано Богом. Когда-то Создатель воздвиг здесь идеальной формы холмы, а люди завершили его работу, набросив сверху покрывало в стиле «пэчворк» (вид рукоделия, в котором из отдельных лоскутов ткани создается мозаичное полотно). Кое-где на вершинах холмов видны средневековые виллы, а возле них и вдоль дорог — зеленые карандашики кипарисов. Маленькие уютные городки сохраняют исторический облик. Эта красота — следствие врожденного чувства прекрасного у итальянцев, но не только. Это еще и следствие государственного контроля, ограничивающего новое строительство (практически оно запрещено) и бережно сохраняющего и восстанавливающего то, что создавалось столетиями. На склонах холмов много виноградников, здесь производят, на мой взгляд, лучшие красные вина: Брунелло ди Монтальчино и Nobile (благородное) Монтепульчано.

Чемодан

Базилика Сан-Франческо в городе Ассизи региона Умбрия

     Как я уже упомянул, обедать после Ассизи мы собрались в Кортоне. В этом городе находится резиденция епископа, здесь родился знаменитый итальянский художник Лука Синьорелли, его фрески на тему Страшного суда в соборе города Орвието вдохновили Микеланджело на создание «Страшного суда» в Сикстинской капелле. В местной картинной галерее хранятся некоторые полотна Синьорелли, но резкий рост популярности этого города, прежде всего среди американцев, стал возможен благодаря голливудскому фильму «Под солнцем Тосканы» (в нашем прокате его иногда называют «Под небом Тосканы»). Я читал книгу Фрэнсис Мэйес, послужившую основой для сценария, и хотя в фильме акценты смещены в лирическую сторону, тем не менее, главные герои обозначены не в титрах, а в названии фильма: это Тоскана и все, что освещено ярким тосканским солнцем. Скажете, солнце оно и есть солнце, одно на всех. Нет, уверяю вас, у Тосканы свое, тосканское солнце. Большое число людей приезжает сюда, чтобы понежиться под ним, полюбоваться голубизной тосканского неба, пройти неспешной, ленивой походкой по улочкам, по которым ходила героиня фильма, выпить кофе за тем же столиком в уличном кафе и пообщаться с уже «знакомыми», милыми жителями Кортоны. Советую посмотреть этот фильм.

     Конечно же, пейзажи Валь д`Орчи вдохновляли многих художников, но я ведь хотел назвать фильмы, для которых натурой служили места нашего маршрута. В Валь д`Орче снимались «Ностальгия» Андрея Кончаловского и сцены известного фильма «Гладиатор» с Расселом Кроу. Помните сцену убийства жены и сына гладиатора: красота тосканского пейзажа подчеркивает трагизм сцены.

     Две ночи мы проведем в небольшом отеле Il Guincheto, расположенном в старинной сельской вилле близ городка Трекуанда. Отель декорирован в типичном тосканском стиле: деревянные балки, кованое железо, местная керамика. Окна номера с одной стороны выходят в поля, с другой — в лес. В том, что там водится зверье, мы убедились, когда увидели утром у входа свежие ямы, вырытые дикими кабанами. Два дня мы путешествовали по маленьким городкам: Пьенца, Монтепульчано, Буонконвенто, Монтальчино.

Чемодан

Пейзажи Валь д`Орче

     Немного о Пьенце — это совсем маленький городок с населением две тысячи человек. Весь город объявлен ЮНЕСКО памятником. До XV века на его месте была деревня. Папа Пий II, бывший родом из этой деревни, дал задание архитектору Росселино перестроить деревню в идеальный с точки зрения планировки ренессансный город. В момент нашего приезда в Пьенце проходили какие-то торжества. Оказалось, они связаны с еще одним фильмом Франко Дзеффирелли. По пьесе Шекспира «Ромео и Джульетта» снято очень много фильмов, мне кажется, что лучшим все-таки является фильм Дзеффирелли. Он снимался не в Вероне, как можно было бы предположить, а в Пьенце, и произошло это 50 лет назад, в 1968 году. Так мы попали на юбилей. Пока ходили по городу, все время звучала прекрасная музыка Нино Рота к фильму. Мне очень нравится звучание этой темы в исполнении голландского скрипача Андре Рье, посмотрите на youtube.

Чемодан

Исторический центр города Пьенца

     Передвигаясь по Валь д`Орче, мы обедали в небольших тосканских ресторанах, а ужинали на террасе гостиницы уже под звездным тосканским небом, наслаждаясь звучанием сельской тишины. Поскольку ресторана в гостинице не было, провизию для ужина покупали в местных лавках. Еда была простой, без изысков. В лавке мясника брали прошутто, панчетту и мортаделлу, у зеленщика — овощи и фрукты, в молочной — тосканский сыр пекарино. Запивалось все это бутылочкой, а то и двумя брунелло. Как правило, в лавках продавали свою продукцию, и уверяю, что качество продуктов не идет в сравнение с теми, что продаются в гипермаркетах и производятся на перерабатывающих предприятиях.

Чемодан

Матера, город, расположенный в 70 километрах от Бари

     Продолжительность жизни населения принято связывать с уровнем доходов и уровнем здравоохранения в стране. Италия находится на втором месте в мире после Японии по продолжительности жизни, но в случае Италии продолжительность жизни совсем не коррелируется с уровнем доходов и здравоохранения. По уровню доходов Италия не входит даже в первую десятку европейских стран, а уровень затрат на здравоохранение на одного жителя в год составляет менее 500 долларов. Ни в какое сравнение, например, c США и Норвегией, у которых этот показатель более 7 тысяч долларов. Не отнесешь итальянцев и к ревнителям здорового образа жизни. Думаю, секрет в их питании, не зря же современные медики в один голос повторяют за Гиппократом его формулу здоровья: «Ты есть то, что ты ешь».

     Безусловно, сказывается и образ жизни. В Италии, именно в Тоскане, а где ж еще, в 1999 году основано международное движение «Медленный город» (Cittaslow). Движение зародилось на базе созданного еще в 80‑е годы движения «Slowfood» (медленная еда), в противовес заполонившему все фастфуду. Основные принципы «Медленного города»: «Удовольствие выше прибыли», «Человек важнее работы», «Неспешность приятнее суеты». В мире уже больше 230 городов присоединилось к этому движению и 75 из них — итальянские города. Высокое качество жизни там обеспечивается за счет замедления ритма.

Чемодан

Курорт Монтекатини Терме

     Андрей, так зовут нашего питерского друга, попутчика в этом путешествии, в городе Монтекатини Терме, который является следующим пунктом нашего маршрута, пригласил нас в загородный ресторан попробовать тартар. Ресторан по итальянским меркам был довольно большим, при нем же был и мясной магазин, поскольку владельцы ресторана используют мясо со своей фермы. Тартар был замечательным, стейк — очень вкусным, еда и вино сопровождались рассказом Андрея о том, как он в предыдущее посещение спросил хозяина, почему ресторан носит название «Поросенок», а посетители больше заказывают говядину. Хозяин ответил, что свиньи для них — молодой бизнес, они им занимаются чуть больше ста лет, а коровы — традиционный бизнес их семьи. Когда я слышу о новоявленных российских сыроделах и виноделах, овцеводах и свиноводах, вспоминаю слова итальянского фермера. Сомневаюсь, что когда-нибудь наши мираторги, хозяева которых обретаются в Москве и Лондоне, сумеют достичь уровня тосканских или умбрийских фермеров. И, кстати, то, что готовят в наших пармезанах, дольче витах и различных виллах, имеет такое же отношение к итальянской кухне, как полярный айсберг к государству Израиль.

Многие побывавшие в Риме, Милане, Флоренции и Венеции считают, что видели Италию, но они заблуждаются: чтобы узнать Италию, почувствовать ее дух, надо побывать в той, что не видна из больших городов

     Я уже назвал следующий пункт нашего маршрута, но мы не могли по пути не заехать в Сиену, я очень люблю этот город. Обязательное для посещения в нем место — Сиенский собор, построенный в первой половине XIII века и поражающий своей красотой. Уникальной красоты фасад дополняется великолепием не имеющего аналогов интерьера. Особенно впечатляет мозаичный пол собора, он состоит из 56 панелей разных размеров и формы на различные библейские сюжеты.

     Сиена — большой город с населением 55 тысяч человек, поэтому фильмов там снималось много, но я назову только один. Фильмы о Джеймсе Бонде стоит смотреть только из-за того, что, как правило, съемки проводятся в известных, знаковых и очень красивых местах. Создатели этого фильма никак не могли обойти вниманием сиенское Палио. В «Кванте милосердия» агент 007 оказывается в Сиене, и сцена его погони за очередным злодеем все время перебивается кадрами Палио, придавая действию невероятную динамику.
     Ночуем мы в Монтекатини Терме, итальянском Друс-кининкае, но повыше уровнем. Сюда съезжаются небедные люди со всей Европы попить целебной воды и принять ванны. Я не очень люблю сонную, разомлевшую от водных процедур атмосферу курортных городов, хотя городок, конечно, красивый и ухоженный. Мы ненадолго задерживаемся здесь и с утра двигаемся дальше на север. Чуть не забыл про кино. Здесь наш всероссийский Бесогон снимал фильм «Очи черные», очевидно, заодно поправляя здоровье. Проехав километров двадцать, видим указатель на деревню Коллоди — родину Пиноккио, а следовательно, и нашего Буратино, но мы не останавливаемся. Не остановимся мы и в Пизе, и в Виареджо, наша цель — национальный парк Чинкве-Терре (пять земель), тоже из списка всемирного наследия.

Чемодан

Перед Сиенским собором

     Что такое Чинкве-Терре? Это пять деревушек, прилеп-ленных к скалам на Лигурийском побережье. Удивительно красивая смесь Средневековья с морскими и горными пейзажами. Въезд автомобилям на территорию национального парка запрещен, поэтому останавливаемся в городе Леванто, еще одном из списка «медленных городов». В Чинкве-Терре попадаем на поезде, проходящем через систему туннелей. Берем билет на целый день и путешествуем на поездах из деревни в деревню. Для обеда выбрали ресторанчик, прилепившийся к верхней части скалы, нависающей над морем. Карабкаемся туда по улицам, многие из которых представляют собой просто вырубленные в скалах ступени. Ресторан расположен на трех маленьких террасах, соединенных лестницами, — прекрасный вид сверху и замечательная рыбная кухня.

Чемодан

Чинкве-Терре

     Две ночи в Леванто, и дальше без остановок до Турина. Здесь мы смотрим завершающий этап волейбольного чемпионата мира. Две недели отпуска в Италии заканчиваются.
     Многие побывавшие в Риме, Милане, Флоренции и Венеции считают, что видели Италию, но они заблуждаются: чтобы узнать Италию, почувствовать ее дух, надо побывать в той, что не видна из больших городов. Италия — моя давняя любовь. Впервые я побывал там молодым главным инженером завода в служебной командировке еще в советские времена, это была первая капстрана, которую мне довелось увидеть. Почему-то принято рассказывать, как поражало советских людей магазинное изобилие на фоне скудости советских прилавков. Меня это изобилие оставило равнодушным, а поразила невероятная красота этой страны — к счастью, она не перестает поражать до сих пор.